Войти Регистрация

Надежда

Посвящается Надежде Николаевне Кузьменко

- Тетя Надя, расскажите, пожалуйста, о войне.

- О войне? А что о ней рассказывать. Война началась, мне всего четыре года было. Помню, собрались мы все - мама да семеро детей - с папой попрощаться. Сейчас ребенок есть, в армию служить не берут. А нас тогда у отца и матери семеро было.

Отец с фронта пришел в 1947 году, контузило его, шестнадцать раз ранен был Николай Пирожков. Папу, можно сказать, из-под земли достали. Засыпало его и трех товарищей в окопе под Курском, после взрыва землей накрыло, наши потом откапали, да только отец один живой и остался.

Женя - брат старший - 14 лет ему было во время войны, зимой на реке под лед провалился, достали, а спасти не смогли. Жар был сильный, а лекарств не было, умер парнишка. Потом мать еще родила мальчика, опять Евгением назвали, тоже помер, малюткой был. А Ваня, Ванечка братишка младший, два года пожил и все. Вот так война, голод, отсутствие медикаментов забрали трех братьев.

- Мы ведь на Урале жили, - продолжала тетя Надя, - у нас военных действий не было, но госпитали были, раненых много привозили. Вот и отца как-то привезли, рядом село было, мать узнала, что у кого-то на квартире Коля - отец наш живет, побежала... А потом Лиза родилась. Ничего не боялись люди ни голода, ни разлуки и даже смерти.

- Вот я не помню, - говорит тетя Надя, - чтобы мама на что-нибудь жаловалась, никогда я даже слова похожего на жалость к себе не слыхивала. А жили как? Спали все на полу в ряд, только у матери кровать была. Валенки одни на двоих, один бегает, другой на печи сидит. А что ели? Пестики. Я как-то твою бабушку Зою, Света, попросила, вышли мне пестики, что мы в войну ели, а она смеется, бабушка твоя и говорит: «Да что ты, Надя, это же трава полевая, ты ее сейчас и не проглотишь». Ну а потом выслала все-таки, попробовала я и, правда, трава. А во время войны она нам сладкой, как мед, казалась, сытной, как хлеб.

Вот вы сейчас живете, все у вас есть: и одежда, и пища, и дома, и машины. Если бы мне сказали тогда, что так жить будем, не поверила бы.

- Тетя Надя, как глаза ваши, сделали операцию?

- Не помогло ничего, не видят мои глаза, одна темнота кругом. Столько денег на лечение отдали. Не буду плакать, лучше помолюсь. Хорошо детям и внукам успела икону вышить «Тайная вечеря». А икона большая, почти метр в ширину, осталось освятить в церкви вышивку. Сколько доброго в этом труде, а и его теперь тетя Надя лишилась.

Тетю Надю жалко и нет, другое чувство, а еще хочется прижаться к ней и свое выплакать. А потом подумаешь, на что жаловаться, на горе? Так оно у каждого, это горе, хоть в богатстве, хоть в бедности, хоть в войну, хоть в мир, а горе не уходит. А может, так и должно быть, чтобы люди чище душой и сердцем были.

- А как же отец Ваш, он же живой с войны пришел?

- Живой-то живой, только больной, Светочка. Но его война таким сделала, а вот почему у вас такие болезни сейчас. Положили мы его в психиатрическую больницу. Вот здесь у нас «Березанка» - так говорят, а там в Перми «Александровка» была. Отец буйный был, все воевал, а потом успокоился, контузия это, война... Стал домой проситься, мама к нему все ездила, а потом и забрала. У нас дом двухэтажный был, там подвал, как комната. Вот отец, бывало, там жил, шума он не терпел, тишину любил. Мама все нас просила не шуметь. Потом мы в Киргизию переехали, там климат другой, обстановка другая, папа до 74 лет прожил.

- Лиза, сделай нам со Светой чай, пожалуйста.

Это к нашей тете Наде с Урала та самая Лиза переехала, что от любви военных лет родилась. Решила сестру поддержать.

Всю жизнь наша тетя Надя, а правильнее будет назвать, Надежда Николаевна Кузьменко отдала медицине, работала медсестрой, не понаслышке знает, что такое человеческое страдание, которое и после войны продолжается, люди так же болеют, так же умирают. Ей 76 лет, у нее есть муж, сын, невестка, трое внуков, трое правнуков.

Смотрю я на людей и думаю, ведь есть такие удивительные слова: «мир вам», а мы как редко сейчас их слышим и произносим. А может быть, это самое главное и не только мир внешний, но и мир внутренний. Во время Богослужения священник произносит «Миром Господу помолимся». Я думала - это значит все вместе, всем миром, а оказывается, молиться надо миром в душе, тогда и человечество станет добрее. «Блаженны миротворцы», - говорит девятая заповедь Спасителя. Главное, у Вас была Надежда. Чтобы никогда-никогда вас не покидала и как бы ни было трудно, на каком краю пропасти вы бы ни стояли, Вас всегда бы согревал луч Надежды: яркий, теплый и вечный, все побеждающий!

Светлана КАСЬЯНОВА

Добавить комментарий


Защитный код
 Обновить

Корвести ТВ

Корвести ТВ

VK
FB
ОК