Электронная подписка на газету «Кореновские вести». Полгода всего за 300 рублей! Подписчикам ноября — бонусы и подарки! Получай "районку" на "электронку"!

Спустя 13 лет после окончания школы нет-нет, да приснится кошмар про школьную контрольную. Сижу я за школьной партой в своем нынешнем виде, а отвечать приходится по вопросам, давно потерявшим для меня свою актуальность. Да что там, основательно забытым, вроде злополучных синусов и формулы соляной кислоты.

До этого года не думала, что по собственной воле превращу свой кошмар в реальность. Но так и случилось. Оставив позади 30-й день рождения, я засобиралась сдавать ЕГЭ.

В пылу забот не задумалась о том, успею ли подготовиться к сдаче экзамена. И правильно сделала. Времени и сил на подготовку у 30-летней работающей мамы попросту не осталось, так хоть нервы сберегла.

25 мая я фотографировала последний звонок в школе № 1. Смотрела на юные создания, с которыми мне предстояло сдавать экзамены, и коленки мои стали отбивать давно забытый ритм предэкзаменационного мандража. У операции «ЕГЭ в 30 лет» замаячил огромный знак вопроса.

Но главное, я не нервничала. Трясущиеся коленки не в счет: усилием воли я прекратила их несолидную дрожь. Тем самым, как оказалось потом, выбрала для себя единственно возможный путь для сдачи ЕГЭ. Кроме, как на свои нервы, жизненный и профессиональный опыт, да знания, с которыми я закончила 11-й класс далекие 13 лет назад, надеяться мне было не на что.

Литература

26-го июня в стране стартовала сдача единого государственного экзамена. И сразу — предмет, выбранный мною. Литература. Во дворе школы № 17 нас, «литераторов», собралась небольшая горстка — всего 10 человек. Плюс еще пять «географов», чей экзамен проводился параллельно с нашим. Из чего я сделала вывод, что эти предметы: а) непопулярны у выпускников и б) наверняка не просты.

В своем ярком розовом наряде — блузке и юбке - я явно диссонировала с остальными сдающими. Выпускницы в черных юбках и белых блузках, на лицах — очень современное, растиражированное Интернетом выражение, представляющее из себя смесь самоуверенности, осознания собственной значимости, изрядную долю серьезности и в меру приправленное трудноразличимыми специями, пофигизмом, что ли?

Конечно, мне было неуютно: на моем лице в тот момент были написаны совсем другие чувства. Легкий флер паники, например.

Построив нас на линейку, организаторы экзамена принялись объяснять, что такое ЕГЭ, как себя вести, а как не стоит. И тут выясняется, что я допустила ужасный промах. Ручка, которой я собралась заполнять бланки ЕГЭ, не гелевая, а обычная и, что самое неподобающее, с чернилами синего цвета. А нужно строго черную гелевую или капиллярную ручку. Тут я обратила внимание, что в руках у моих соратников по три, а то и по четыре черные ручки. Паника усилилась, когда речь зашла о заполнении бланков. Я ясно осознала, что могу провалиться уже на этом этапе. А ну-ка запомни, под каким номером твоя школа, и что писать в разделе «класс». Меня за давностью лет прикрепили не к родной школе, а к вечерней, которую я в глаза не видела. В разделе «класс» мне следовало писать АБ, а еще запомнить номер своей аудитории.

Все, можно мне домой?

Нет, вслух я ничего не сказала, приказав коленкам не дрожать. Но с тоской вспомнила свой уютный рабочий кабинет и ароматный кофе, который как раз в это время пора выпить.

Нас завели в классы, в которых тщательно заклеили чистой бумагой все стенды, несущие информацию ученикам. На доске - образец того, как надо заполнять бланки регистрации и готовых ответов. Куча номеров: аудитории, региона, предмета, школы, класса. Я сильно обиделась за русскую литературу, когда в стандартный для всех предметов бланк полностью не поместилось её название. «Литератур» — вот как в бланке регистрации значится предмет, изучающий великое наследие поэтов и писателей. В этом я разглядела скрытый посыл ЕГЭ - заполнить окошечки бланка и неважно, литерурОЙ или литературОМ. Поймав себя на этих размышлениях, я наконец расслабилась: «Мы еще повоюем за литературУ».

В бланках не так много вопросов. Мне почему-то казалось, что их будет около ста. Но нет - меньше 20. Часть вопросов по приведенному стихотворению Булата Окуджавы, часть — по отрывку из «Мертвых душ» Гоголя, остальное — по терминам и понятиям литературоведения. Еще одним удивлением для меня стал тот факт, что вопросов, подразумевающих готовые ответы на выбор, практически не было. Это значит, получить 100 баллов, просто угадав ответы, невозможно.

А я, признаться, тешила себя надеждой.

Некоторые вопросы по этой причине мне просто пришлось оставить без ответа. Литературоведческие приемы и термины воспринимаются мною исключительно в общей канве читаемого произведения, в раскрытии личности героев. Но никак не в отдельно взятом виде. Да я и названий их не помню, что уж там! Недавно вычитала шутку, точно объясняющую мое отношение к терминологии в литературе: «Узнав скрытый смысл своих стихов, поэт с горя застрелился». На то он и смысл, что лично каждым воспринимается по-своему. Он зависит не только от литературных приемов, используемых при написании, но и от личности читателя. Это весьма тонкий процесс, никак, по-моему, не укладывающийся в рамки четко прописанного термина. Оксюморон и сарказм у каждого могут быть свои!

Впрочем, формат ЕГЭ дал мне возможность и порассуждать. Из предложенного отрывка «Мертвых душ», где Чичиков рассуждал о сулящем всевозможные выгоды плане, нужно было составить портрет героя, указав его характерные черты. В другом вопросе предлагалось сравнить Чичикова с двумя другими героями русской литературы. Тут уж я развернулась! По-журналистски четко обрисовала Чичикова в качестве предпринимателя и сравнила его умение придумать, облечь в формат плана и, зашорив глаза от всех нравственных и незаконных последствий, приступить к его выполнению с Остапом Бендером и Родионом Раскольниковым. (Пример Раскольникова в данном контексте многие восприняли с широко распахнутыми глазами и восклицанием: «Настя, ну как их можно сравнивать?». Я объясняю свою позицию, слушаю новые восклицания и рассуждения. Да-да, беседы теперь веду исключительно литературные).

Стихотворение Булата Окуджавы «Наша память бессильна уйти от потерь...» уложили в два вопроса: сравнить его с двумя другими произведениями отечественных поэтов и раскрыть, что для лирического героя значит память. Четкий, нарастающий по эмоциональному накалу ритм стихотворения и его ведущую тему — Великую Отечественную — я сравнила с двумя стихотворениями отечественных авторов - «Днем Победы» Николая Зиновьева и «Он не вернулся из боя» Владимира Высоцкого. Даже сейчас, за написанием статьи, меня пробирает дрожь от строчек этих стихов. Так и писала — прочувствованно, «с мурашками», как и воспринимаю эти стихи.

Мои рассуждения, лишенные литературоведческих терминов, принесли мне высшие баллы практически по каждому вопросу. Знакомые учителя литературы, узнав результаты, поздравляли меня. Правда, удельный вес этих баллов в общей оценке знаний по литературе, довольно низок. Без терминов никуда.

Из аудитории я вышла первой. Думала, просижу час, а за размышлениями да рассуждениями незаметно пролетело 3 часа. Остальные литераторы продолжали грызть гранит «литератур», оперируя терминами и понятиями.

Русский язык

Следующий экзамен - русский язык. Его я сдавала со всеми выпускниками района, это - обязательный предмет. Памятуя о том, какую подножку я себе поставила, не повторив термины, к русскому я решила готовиться. По этой причине на работе меня даже отпустили в отпуск. Видно, редакция устала от моих фраз: «Ладно, я допишу статью/съезжу на мероприятие/сфотографирую пришельцев, но в моей двойке по русскому будете виноваты вы!» Так что, целый вечер я штудировала онлайн-тесты к ЕГЭ по русскому. И изрядно приуныла: снова термины! Пришлось готовить шпаргалку, куда я выписала относительные, определительные, вопросительные местоимения, союзы и виды подчинительной связи в словосочетаниях. Дрожь в коленках усилием воли не унималась.

В пять утра в день экзамена я вскочила в постели и с ужасом осознала, что мой ночной ликбез не дал результатов: я не помню, к какому виду относится местоимение «мой»! На фоне такой явной безграмотности завтрак в горло не полез, колени продолжали отбивать ритмы солнечного фламенко, а флер паники усилился туманом стыда.

А тут еще и немилосердно парило перед дождем, в раскаленном воздухе летал тополиный пух. Так что причины головной боли, сразившей меня на экзамене по русскому языку, вполне объективны. Задания предполагали отдельные вопросы и работу с текстом. Никаких местоимений! Но поздно. Бессонная ночь, урчащий желудок и головная боль в дружном порыве затуманивали мысль. И если на вопросы в тестовом варианте меня еще хватило, то на эссе по приведенному тексту — никак нет.

Вопросы, кстати, предполагают общую, не «терминологическую» грамотность. Например, отличать по смыслу прилагательные «болотный» и «болотистый» и им подобные. Ответить на них особого труда не составило. Не обошлось и без терминов, но на фоне эссе они затерялись, как камбала на каменистом дне океана. Что это за прием, кстати?

Текст журналиста В. Пескова про дом Пушкина изобиловал многотемьем. Тут тебе и ветеран, к которому заглянули проезжающие журналисты, и война, под чьим огнем не выстоял дом Пушкина в Михайловском, и деревенька, от которой осталось пару домишек, и тяга к природе, к истокам. И все это вскользь, мимоходом, не так, что автор вроде бы стукнул по столу кулаком: «Деревня вымирает!», а ты пиши потом про это, вдохновляясь его меткими фразами. Нет. Поэтому выделить из этого текста одну тему и развить ее, указав свою позицию — задача сложная для тех, кто толком не спал и не завтракал. Я привыкла писать текст, отталкиваясь от первого предложения. Оно задает тон, ритм. Но тут я перебирала десяток предложений, пытаясь соединить темы в одну.

Уже потом, роя просторы Интернета в поисках этого текста, чтобы показать всем тем, кому я жаловалась на его сложность, нашла комментарии. Выпускники обсуждали текст и приводили темы, которые они раскрыли в своих сочинениях. Они дружно отчитывались, что писали про историческую память, вымирание деревни и приводили в качестве примеров «Прощание с Матерой» Распутина и «Матренин двор» Солженицына. Все, как один, за редчайшим исключением. Так вот в чем дело: они эссе пишут по шпорам! Оказывается, школьников «натаскивают» не только на ответы тестов, но и на творческую часть. Они сами в этом признаются, с легкой долей пофигизма рассуждая о том, как готовились к экзамену и как писали сочинение. Шпаргалки для сочинений были и 13 лет назад, вот только я их никогда не открывала. Раскрыть личность героя, тему романа и так далее мне всегда удавалось с помощью собственных мыслей. Более того, я старалась найти что-то необычное, то, что не лежит на поверхности, и с помощью этой детали раскрыть тему. Как, например, сравнение Раскольникова с Чичиковым. А предложенный на ЕГЭ текст и так изобиловал деталями, темами для размышлений, тут бы их собрать воедино! Наверное, это и стало причиной того, что школьники воспользовались заготовками для эссе, массово приведя в пример одинаковые произведения. Я их не привела вообще, так как в задании, в отличие от ЕГЭ по литературе, не указывалось, что в пример нужно привести два произведения. Жизненный опыт, - вот на чем разработчики вопросов предлагали нам строить свой ответ. Так я и поступила, обойдясь без Матрены и Матеры.

Получается, снова не пошла проторенным путем. И на том хорошо.

Обжегшись на головной боли, сразившей меня на ЕГЭ по русскому языку, к следующему экзамену — обществознанию — я решила не готовиться. Нервы дороже!

Обществознание

Все, посвященные в мою эпопею с ЕГЭ, уверяли: «Общество сдать — не проблема». В целом, это именно так и оказалось. Вопросы на знание реальности, в которой мы живем, охватывали экономику, право, маркетинг и прочее. Да вы в магазин пару раз сходите, вот вам и подготовка к ЕГЭ! Для тех, кто воспринимает все буквально, спешу заметить, что это я утрирую. Как всегда, я «выжала» из себя все, что смогла, максимально развернуто ответила на письменные задания и вышла из аудитории с твердым намерением поставить жирную точку в своей истории с ЕГЭ и на экзамен по истории не явиться. А что, бывают случаи, когда ученики не приходят на экзамены. Или, как молодая беременная барышня, сдававшая в одной аудитории со мной обществознание, пишут экзамен за час. Толку в обоих случаях — ноль.

Кстати, о времени. На экзамены отводится примерно по четыре часа. Где — три с половиной, где все четыре. «Как много!» - думала я до первого экзамена. «Что там можно так долго делать?» - вопрошала я, вполне трезво оценивая отсутствие у меня подготовки, так называемой «заточки» под экзамен. «В самый раз!» - отвечала я себе в разгар ЕГЭ. Время действительно пролетает незаметно. Думаешь, рассуждаешь, пишешь, елозишь по жесткому сиденью ученического стула. Ловишь вдохновение, одним словом. Потом смотришь на часы, а там уже маленькая стрелка сделала несколько кругов. А ты этого и не заметил.

История

Но сдавать историю я все-таки пошла. Меня и уверяли, что это — один из самых сложных, наряду с литературой, предметов. Что школьники, планомерно и за большие деньги готовящиеся к экзамену по этому предмету, не получают не то, что заветные 100 баллов, но намного меньше. Как хорошо, что я на 100 баллов и не претендую! Представить не могу, какие для этого нужны нервы!

Убедила меня опять же редакция. Практически в качестве ультиматума мне заявили, что я обязана с честью выйти из эпопеи с ЕГЭ. Тут мне нечего было возразить: явиться на бой с противником, многократно превосходящим тебя по силам, это уже честь. А, судя по всему, ЕГЭ по истории именно таким противником и является.

Так и оказалось. Вопросы охватывали весь период существования нашего государства, но особый упор пришелся на Древнюю Русь. Карта с княжествами и путями движения монголо-татарских захватчиков и десяток вопросов. Поди разберись, что куда. Далее нам дали текст, по которому требовалось угадать историческую персону, рассказать о ней и ответить на несколько вопросов. Екатерину Вторую я узнала сразу, все, что знаю о ней, выложила в ответах, не заботясь о том, а ответ ли это на вопрос. Главное — показать, что ты не совсем дурак! Нам предлагали написать об одной из четырех исторических личностей на выбор, ответить на вопросы в тестовом варианте. Учитывая особенную для нашей страны дату — 70-летие Победы, — я предполагала, что будет много вопросов по войне. Но нет, всего один — назвать самые ключевые моменты 1943-го года. Даже августовский путч 1991-го года вошел в вопросы. Конечно, при написании текстов я использовала свой журналистский опыт. Никаких стандартно-заученных фраз, никакой «заточки» под экзамен. Может, это сыграло свою роль. А также тот факт, что история была моим любимым предметом в школе. Но в сумме я получила второй результат из четырех экзаменов. К моему удивлению, лучше всего я написала русский. И опять же, к удивлению, не завалила историю. А вот литературу, хотя меня и поздравляли, я написала хуже всего. Но все равно, сдала!

Признаться, вся эта эпопея с ЕГЭ стала для меня открытием. Мне, как уверена, и многим другим, казалось, что ЕГЭ — это сплошь тест, в котором можно легко угадать ответы и получить хорошие баллы, не имея знаний. Возможно, так в начале и было. Но сейчас в каждом экзамене, который мне пришлось сдавать, были вопросы с развернутым ответом. Те самые сочинения, отсутствие которых ставили в упрек ЕГЭ. Теперь они есть. И набрать 100 баллов наугад невозможно.

Еще один упрек экзамену — отрывистые, местечковые знания по предмету, та самая «заточка под ЕГЭ». «Идите сдавайте историю, - скажу на это я, - а потом обсудим». Но с другой стороны, я же не знаю, как сейчас готовят старшеклассников к экзаменам в школе. Может, и «точат» под ЕГЭ. Ведь и в мое время у каждого школьника в портфеле болтался сборник «золотых сочинений» и решебник алгебраических задач. Выбор за тобой — пользоваться ими или своей головой.

Да, ЕГЭ - это нервы, да, это - тест. Но экзамены были всегда и, надо понимать, будут и впредь. Билет ли это с двумя вопросами или ЕГЭ — какая, право, разница? В конечном итоге все зависит от нас самих: хотим — учимся, нет — мучаемся. Есть знания — сдаем, нет — сдаемся.

О нас

Сайт общественно-политической газеты "Кореновские вести" Кореновского района Краснодарского края зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (РОСКОМНАДЗОР),
cвидетельство ЭЛ № ФС 77-69814 от 29.05.2017

Форма распространения - сетевое издание

Территория распространения - Российская Федерация, зарубежные страны

Учредитель - общество с ограниченной ответственностью "Редакция газеты "Кореновские вести"

Язык - русский

Контакты

+7 (86142) 4-11-61
+7 (86142) 4-13-36
korvesti@mail.ru
353180, Краснодарский край г. Кореновск, ул. Красная, 83
------------------
+7 (86142) 4-47-38
Служба новостей
------------------

e.megaindex.ru/ Яндекс.Метрика

Экстренные службы

Телефоны