Войти Регистрация

Вход на сайт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Регистрация

Поля со звёздочкой (*) обязательно должны быть заполнены.
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтверждение пароля *
Email *
Подтверждение email *
Защита от ботов *
Reload Captcha

«Станица Сергиевская. Очерки, рассказы, документы, воспоминания» (продолжение)

В 1965 году страна торжественно отмечала 20-летие Великой Победы над фашизмом. На общем фоне экономического подъема праздники проводились очень торжественно, эмоционально, с размахом. Еще были живы около трехсот ветеранов, казалось, недавно минувшей войны. Шли к памятникам с пышными букетами матери павших воинов. У детей героев появились и росли внуки - наследники Великой Победы. Они шли сюда вместе с ними или несли их на руках.

Все классы нижнянской школы в эти праздничные дни были отданы в распоряжение впервые приехавших сюда семьям из далекой Армении. Их было, пожалуй, более сотни. Приехали все, кого удалось найти. Восьмого мая никто из них не уходил от памятного обелиска. Плакали, рыдали, причитали... До глубокой ночи в темном безмолвии вокруг мерцали поминальные свечи. Кто-то привез с собой дудук, и он своими незнакомыми для этих мест протяжно-траурными переливами народных армянских мелодий слышался далеко в округе, брал за душу и сердце, тревожил, пощипывал, напоминал о горе, не давая уснуть...

Утро победного девятого мая выдалось теплым, солнечным и безоблачным. В суровом молчании выстроились школьники, подошли жители хутора, гости, ветераны минувшей войны. Выступили председатель колхоза «Ленинец» И.Е. Убийко, секретарь парткома А.Я. Прозоров. К обелиску подошел учитель русского языка армянской Кондуринской школы Рафаэль Кургинян: «... Многих сыновей не дождались домой армянские семьи. Так случилось и в семье М.Г. Зурноджан. Долгое время мы не знали о судьбе талантливого юноши, который мечтал стать художником. Но проклятая война оборвала его мечты. Теперь мы знаем, где находится его могила... От всех армянских матерей примите сердечное спасибо за святую память о павших, которая живет в ваших сердцах...»

К обелиску героев легли венки и букеты живых цветов. Из далекого Ширака, Зангезура, Аштарака, Карабахских гор и долин, далеких украинских сел принесли их сюда матери, отцы, сестры, жены и братья, дети и внуки погибших. Шушик Геворгян приехала с сыновьями. Спартак и Степан положили на могилу отца горсти земли с Арагаца. Рядом дети и внуки братьев Казарян, родные отважного разведчика Агаси Хуршудяна.

Вечером в актовом зале школы все собрались на вечер дружбы. Песню на слова Егише Чаренца исполнила Жанна Татевосян. Директор кандауринской школы заслуженный учитель Армении Г. Оганесян пел на украинском и армянском языках. Гости обменивались подарками, сувенирами. Вечер заканчивался. По залу плыла песня:

Против беды,
против войны
Встанем за наших
мальчишек...

Пели стоя и торжественно, и тревожно, и чувствовалось в этом пении единство душ и сердец, и та огромная непреодолимая сила единства, которая и в годы минувшей войны в немалой степени обеспечила победу над коварным врагом.

9 Мая 1970 года. День был ясный, чистый… К этому дню очень рано зацвела белая акация, и в безветрие станица наполнилась медовым ароматом.

Из репродуктора-колокольчика, закрепленного на высокой опоре, что в центре станицы, одна другую сменяли фронтовые песни…

Вечерело… Сюда, к памятнику павшим воинам, среди старых кленов и ясеней, собирались фронтовики и жители станицы. Организованно, поотрядно пришли и построились пионеры и комсомольцы… Фронтовики выстроились напротив. Их тогда было в живых более двухсот…

В руках у старшеклассников факелы. Впервые было подготовлено факельное шествие «Это нужно не мертвым, это нужно живым!»…

Идет церемония открытия. Звучат фанфары, барабанная дробь… Становится тихо, и вот тревожный баритон разносит далеко по парку о том, что была война и падали солдаты с высоты своих разных лет. Миллионы жизней отданы за то, чтобы над нами всегда было мирное, чистое небо, счастливое детство, радостная юность, надежное будущее. За это счастье отдали свои жизни такие же ребята, как и вы.

И голоса в строю ведут перекличку имен и фамилий своих земляков, дедов и прадедов, не вернувшихся с той войны.

Встала пшеница спелая,
Тихо плывет рассвет.
Все, что смогли,
вы сделали,
Ребята, которых нет.
Голос к живым
взывающий
В наши сердца проник.
Мы поклялись,
товарищи,
Прожить за себя и
за них…

И вот уже через звонкий детский голос, усиленный через микрофон: «Ежегодно к нам приезжают отцы и матери из городов и горных сел солнечной Армении. Где их дети?...»

И уже другой: «Они, воины прославленной 409-й стрелковой армянской дивизии пали смертью храбрых в феврале 1943 года за нашу станицу в бою с немецко-фашистскими захватчиками, за нашу Родину – Союз Советских Социалистических Республик…

Будто склоняясь
над судьбами,
Будто шагая вслед.
Нам они станут
судьбами,
Ребята, которых нет…

В честь памяти героев приготовиться зажечь факелы!

Погасли прожекторы, и в парке стало темно. Затем вспыхнул мерцающий голубой огонек, за ним другой, третий…

Слышится усиленный звук метронома на фоне траурной мелодии с протяжной песней дудука… Кажется стучат сердца всех живых… Приспущены знамена, отрядные флажки.

Стихают слова клятвы поколений, и над парком звучит мелодия песни «Хотят ли русские войны…»

Выступают фронтовики… К микрофону подходит почетный гость, приехавший из Армении, воин-освободитель, бывший комиссар 684-го стрелкового полка Ашот Осипович Арутюнян.

«Дорогие колхозники, дорогие дети! Примите от нас, армянских воинов, глубокую благодарность за то, что вы помните своих воинов-освободителей. Сегодня нам радостно и грустно. Радостно потому, что сотни жизней, отданные воинами нашей дивизии на полях колхоза «Ленинец», не пропали даром. Памятником им стал растущий и богатеющий колхоз, счастливая и зажиточная жизнь колхозников, ваши прекрасные дети, продолжающие славные дела старших поколений. У меня на глазах слезы, когда я вспоминаю гибель нашего любимца, двадцатилетнего разведчика Агаси Хуршудяна, когда до сих пор вижу простреленную грудь молодого лейтенанта Василия Березюка, окровавленное письмо его девушки и комсомольский билет. Спасибо вам за то, что не умирает слава в этом краю о погибших и живых сынах нашего многонационального советского народа…»

…От памятника к памятнику идут с горящими факелами, освещая станичные улицы, молодое поколение со своими отцами, дедами и прадедами, обещая беречь и умножать их традиции… Среди ветеранов войны комиссар Арутюнян А.О., командир 677-го стрелкового полка Григорян М.Т., разведчик Мазманян Х.А., офицер особого отдела Бахшинян Г.А.

Идут вместе с русскими воинами-кубанцами, как в ту войну. Уверенно и навсегда.

Закончилось факельное шествие. Пустеют улицы, ложится спать неугомонная детвора после необычного урока мужества… Завтра - школа и другие уроки…

НА МЕСТАХ БЫЛЫХ БОЕВ

В один из майских дней 1967 года из Хабаровского края в Сергиевскую приехал бывший рядовой 684-го стрелкового полка Василий Боляков, для кого тот бой в сорок третьем был первым и последним...

Вторая бригада колхоза «Ленинец». Насколько охватывают глаза, колышется густое зеленое море пшеницы. Ровными строчками поднялись всходы сахарной свеклы. Солнце еще не успело высоко подняться, и утренняя прохлада придавала бодрость женщинам, работающим в поле. Заметив нас, многие, оставив прополку, поспешили навстречу. Знакомимся. Большинство из них потеряли своих мужей на фронте прошедшей войны. Поэтому первое упоминание о былых боях невольно уносило их в далекую молодость, навстречу с теми, кого давно уже нет...

Краем косынки, смахнув набежавшую слезу, Пелагея Ивановна Гордиенко, в прошлом колхозный бригадир, показала место бывших полевых станов, где она со своими подругами хоронила солдат 684-го полка.

«Наша хата была на самой окраине станицы, - дополнила ее Васса Петровна Фирсова, - трое суток почти рядом с нами грохотало, бухало, свистело. И уже когда все затихло, и немца не стало, мы всей семьей отправились в сторону передовой линии по-над балкой через косогор. И там, на краю поля, где кончался густой бурьян, недалеко один от другого лежали солдаты. Первый, небольшого роста, светловолосый, в шинели, уткнулся лицом вниз и застывшими руками сжимал пучки сухого камыша. Второй, чернявый такой, красивый, рослый согнулся на боку... Чуть поодаль нашли совсем молоденького паренька в форменной фуфайке курсанта фабрично-заводского училища. Он, видимо, тащил ящик с патронами. Не успели мы их толком рассмотреть, подошли из станицы мужики... «Куда вас черти несут? Там дальше мины». Помню, мама рассказывала, что у всех троих были документы. Тот, что поменьше ростом - Зайцев, фамилия такая, легко запоминается, второй - армянин из Абхазии, а у паренька нашли фотографию белокурой девчонки и адрес. Говорили, что написали письмо в Усть-Лабинскую, отцу, но никто не ответил. На санях убитых отвезли в стансовет, где и похоронили в тихом скверике вместе со всеми. Их было семнадцать солдат-героев, павших в бою на подступах к Сергиевской, тех, кого нашли тогда сразу...»

И вот в очередной раз, просматривая в Кореновском райвоенкомате пухлые пачки потерь личного состава за 1943 год, я встретил несколько красноармейских книжек. Бережно открываю обложку, размашисто написано: «Убит под ст. Сергиевской Краснодарского края». Зайцев Владимир Иванович, русский, 1914 года рождения, образование 6 классов, рост 164(2), шапка - 56, сапоги - 40, винтовка № 2286. Домашний адрес: г. Баку, село Бюль-Бюла, ул. Дзержинского, 95, Лаврухину Дмитрию Ивановичу. Чернявым, рослым и красивым окажется Самвел Оганесович Папазян, 1923 года рождения, уроженец Абхазской АССР, которого пуля или осколок вражеской мины остановили здесь, в кубанской степи, и он упал с высоты своих двадцати 8 февраля 1943 года. Его фотографию и подлинник извещения о гибели привезут в Сергиевскую сестра Маргарита и все те, кто принадлежит по крови к роду Папазяна... Они приехали однажды, чтобы в майский день быть здесь всегда.

Красноармейские книжки рассказали еще о двоих из тех семнадцати ребят.

Валиев Аскер - курсант полковой школы, 1922 года рождения, из Азербайджана Куткашинского района, с. Ванда, сестра - Валиева Пасты, комсомольский билет № 14722128, и Мидилов Аслан-Мурса-оглы, курсант учебного батальона, 1916 года рождения, из Грузии, с. Рукет.

Остальные оказались безымянными. Пусть Бог будет судьей тем, кто не смог оставить для потомков их фамилии и доказательства того, что они пали здесь в неравном бою в тяжелую для нашей Родины годину испытаний. Мертвые не говорят. Своей смертью они ушли в бессмертие.

Откликнется семья сержанта Вазгена Геворкяна из п. Арагац Таллинского района.

«Дорогие друзья, - писал его отец Вардан Геворкович. - Горькую правду о нашем любимом сыне Вазгене принесло ваше письмо в наш дом. Его читали всей семьей. Вернее, читал я, а слушали мама Маран, братья Максим, Вреж, Жора, сестра Шушик, племянники – Мари, Магда, Ася и Амик. Низкий вам поклон и большое спасибо. Пусть кубанская земля будет нашему сыну мягким пухом».

Вскоре Вардан Геворкович приехал в Сергиевскую. Он просыпался всегда очень рано и, когда еще спали станичные улицы, шел к памятному обелиску, шел к сыну... Он становился на колени на краю могилы, молился, целовал прохладную землю, а когда возвращался - садился на скамейку, часами глядел туда, где первые лучи солнца пробивались сквозь кроны раскидистых кленов, к покрытому серебром обелиску с пятиконечной звездой и что-то тихо говорил, говорил, бормотал. Я не стал спрашивать отца солдата: о чем это он. Было понятно и так. Он общался с сыном...

Продолжение следует...

Добавить комментарий


Защитный код
 Обновить

VK
FB
ОК
TW