Войти Регистрация

Вход на сайт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Регистрация

Поля со звёздочкой (*) обязательно должны быть заполнены.
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтверждение пароля *
Email *
Подтверждение email *
Защита от ботов *
Reload Captcha

Седьмое небо Сергея Федянина

Летчики

Уже давно не удивляюсь тому, что в станице Сергиевской сплошь или Сергеи, или Сергеевичи и Сергеевны. Даже глава поселения там - Сергей. Есть в Сергиевской и Сергейчик. Это фамилия Алексея Ефимовича, ведающего в станице делами ветеранов. Так и Сергею Федянину, родившемуся на берегу Тихого океана, видимо, на роду было написано попасть в Сергиевскую и здесь сгодиться-пригодиться.

О том, как простой трудяга, офицер запаса и летчик Сергей Федянин может «пригодиться» ставшей родной станице, рассказывать следует только после того, как мы узнаем его историю. Безо всей этой романтики прошлого настоящего не понять. А настоящее Сергея Федянина таково, что в нем просматривается весьма заманчивое и полезное будущее.

Хабенский и точка

Он сходу начинает разговор о том, что собирается писать сценарий для сериала. Темой станет его насыщенная и многогранная жизнь. В главной роли Сергею Федянину видится Константин Хабенский. Через пару часов общения и я согласилась с тем, что лишь талант Хабенского сможет объять историю Федянина.

Мне бы в небо

Он родился в семье летчика, пилотировавшего истребители. На Дальнем Востоке под рокот Тихого океана Владимир Федянин взмывал в небеса на первых МИГах. Но в 1960-м году, когда сыну Сергею было несколько месяцев от роду, Владимира Федянина сократили в числе десятков тысяч других военных. Вместе с семьей летчику пришлось переехать в родные края — на Кубань. Как уволенный в запас офицер, Владимир получил квартиру, и семья обосновалась в Краснодаре. С небом Федяниных больше ничего не связывало и остается только гадать, как юный Сергей проникся романтикой полетов.

Но проникся так, что в будущем видел себя только летчиком. А тут и отец снова вернулся в небо: прошел переподготовку на АН-2, потом на АН-24 и стал летчиком «Аэрофлота». Понятно, что с таким окружением никакого другого пути для себя, кроме как в небо, Сергей и не видел.

Как-то отец вернулся с работы домой, фуражка с «дубами» (фуражка командира экипажа) сдвинута набекрень, глаза горят, и голосом, в котором слышалось необыкновенное возбуждение, он позвал сына.

- Серега, я сегодня захожу на посадку. 100 метров - ничего не видно, 50 метров — ничего не видно. 30 метров раз - и полоса появилась! Я самолет притер, посадил! Серега, иди в летчики, всегда будешь молодым и спортсменом! - Эта фраза и необыкновенно счастливый вид отца, благополучно завершившего свой рейс, крепко засели в памяти. Тогда он понял, что хочет вот таким же счастливым возвращаться домой и также рассказывать своему сыну о небе.

Сердце – не помеха!

Но путь в летчики для юного Федянина не был устлан лепестками роз. Сначала в военкомате по ошибке его записали в истребительное училище, а не в транспортную авиацию. А в истребители, наслушавшись отца, Сергею вовсе не хотелось: там большие перегрузки. Потом, когда все уладили и Сергей, по совету отца, подал документы в Кременчугское авиаучилище, медкомиссия выявила неполадки с сердцем. Вроде бы и ничего страшного, нейроциркуляторная дистония по кардиотипу. С таким диагнозом чуть ли не полстраны живет, но в летчики не попасть. В Ростове, где в 80-е годы был централизованный пункт для поступления в летные училища, медики посоветовали вырезать гланды и начать кардиотренировки. Сказано — сделано! Но быстрого результата эти меры, конечно, не принесли. Тогда отец и сын полетели в Москву, в центральную врачебную комиссию огромной страны. Ростовские врачи им объяснили, что если Москва пропустит, то путь в летчики будет открыт.

Московский светило кардиологии, проверив Сергея, написал в его документах заветное «годен».

В Ростов они вернулись как раз к окончанию экзаменов, и с последним потоком Сергей поступил в училище.

Физика? Нет, чудо

Азы летного дела Сергей и его однокашники постигали с настроением и азартом. Особенно практику. Их летной группе попался очень колоритный инструктор. Ворчал, матерился, но учил летать так, что все сдавали практику только на «пятерки». 20 часов полетов с инструктором, и — в первый самостоятельный полет!

- Я был на седьмом небе от счастья! - вспоминает Сергей свой первый полет. Земля как будто раз, и упала. И ты летишь, и понимаешь при этом, какие законы физики работают, но воспринимаешь этот полет, как чудо.

В трудовой книжке Сергея Федянина летному делу отведена одна страница. Принят на работу в Краснодарский авиаотряд сельхозавиации пилотом 4-го класса. Потом — поэтапное повышение летного класса до первого и увольнение по собственному желанию. В 31 год Сергей ушел на пенсию, налетав 43 года стажа.

От бедра!

Работа в сельхозавиации нравилась Сергею. Настоящему летчику что поля опылять, что грузы возить — все одно, лишь бы в небо! И он летал по всему краю, ненадолго возвращаясь в родительскую квартиру в Краснодарских Черемушках.

Женился. Но брак этот был тренировочным — сугубо авиационное выражение (полет бывает тренировочным и основным). Когда люди не созданы друг для друга, им и быт — помеха, и планы на будущее никак не состыковываются, и в колеса настоящего, кажется, все палки вставляют.

Вернувшись в родительскую квартиру, Сергей оставил мысли о женитьбе и переключился на... танцы. Взыграло в нем, что он все-таки офицер запаса, а офицеры исстари славились не только ратными подвигами, но и светским лоском. И если с ратными подвигами на полях... сельскохозяйственных, Сергей укладывался в план, то со вторым пунктом было труднее. В Краснодаре 80-х из светского лоска были разве что рестораны и танцплощадки, но душа летчика требовала чего-то большего. Танцев бальных она требовала, как оказалось позже. Сергей увидел объявление о приеме в школу бальных танцев. Увидел, потому что именно это и искал, а так бы мог и мимо пройти. А тут зашел, узнал и остался. Мужчин в классе было мало, Сергей танцевал в две смены, ведя сначала одну партнершу, потом — другую. Отлетает над полями, в машину — и в Краснодар — танцевать! Потом снова за руль и куда-нибудь на край Кубани, где его экипажу выпадает опылять поля. Бывало, по паре часов спал, выдерживая такой ритм. Но танцы не бросал.

Дело в зонтике

Привычка не спать и мотаться из одного уголка края в другой пригодилась летчику Федянину, когда тот надумал жениться. Надумал не на пустом месте, а на решении родителей оставить ему краснодарскую квартиру в случае женитьбы. Сами же родители собирались переехать в деревню досматривать стариков. Перспектива предоставить супруге не просто руку и сердце, но и жилплощадь кого угодно настроит на серьезный лад. Вот и Сергей, чьи тылы теперь значительно укрепились, почувствовал себя готовым к семейной жизни настолько, что вот прямо сейчас подавайте невесту!

Летчики, работавшие в сельхозавиации, летая из одного колхоза в другой, останавливались в общежитиях. По соседству с ними оказывались водители КамАЗов, колесивших по краю и за его пределами, и прочий народ, согласно профессии не сидевший на месте. Вот и все окружение. Где тут невесту искать?

- Летчики обычно на продавщицах женятся, да на поварах. - объяснил Сергей известную байку. - Больше никого ведь и не видим.

Но под венец Сергей повел не продавщицу, а учительницу.

В станичном общежитии в кубанской станице на границе с Ростовской областью оказались не только летчики и камазисты, но и учительницы.

Светлана сразу понравилась Сергею. И просто так понравилась, и с дальним прицелом. Он понял, что она весьма гармонично впишется в его жизнь, и в жилплощадь. По коридорам общежития засверкали молнии взглядов, обращенных друг на друга и перекрестных мыслей двух молодых людей.

Но от взглядов до знакомства тогда не дошло. Сергей погнал самолет на обслуживание, а Света уехала к родителям. Познакомились они в следующий приезд, ах нет, прилет, экипажа Федянина. Он тогда сходу заявил о своих намерениях и предложил обсудить его предложение после матча. Знатный тогда футбол по телевизору выдался. Светлана молча кивнула, вновь обратив взор в книгу.

Судьба этой семейной пары тогда висела на волоске. Во время футбола на улице пошел дождь. Не в коридоре же обсуждать столь серьезные дела, как любовь и женитьба? Сергей уже выполнил все работы на полях в той станице и неизвестно, когда вновь оказался бы в тех краях. Понурив голову, он постучал в комнату, где жили Света и её коллега.

Там дождь, - внезапно смутившись и порастеряв всю свою браваду, произнес Сергей.

А у меня есть зонт, - ответила Света.

Они гуляли, вынужденно прижавшись друг к другу под небольшим зонтом, и то, каким теплом веяло от этих прикосновений, доказывало: все получится. Через несколько встреч летчик и учительница истории подали заявление в загс. Вот так скоропалительно, но — на всю жизнь.

В село! В село!

Федянины-старшие, узнав о намерениях сына, быстро взяли свое слово обратно. Мама, применив запрещенный прием прямого взгляда в глаза сыну и катящихся по щекам слез, прямо заявила, что « в колхозе она жить не сможет».

В колхоз переехали молодожены.

- В Сергиевской в те годы хоть и был небольшой колхоз, но председатель предпочитал обрабатывать поля самолетами. Работы здесь всегда было, хоть отбавляй. Мне, как командиру экипажа, предоставляли жилье. Светлана поступала на работу в местную школу. Так мы и оказались в Сергиевской.

Раз – дощечка, два - кирпич

У супругов родились погодки Виолетта и Севостьян. А глава семьи неожиданно переквалифицировался в строители. Семья получила участок земли для строительства дома. Взяв ссуду в банке, Федянины купили стройматериал. А строить оказалось некому. Расправив закаленные в танцах и за штурвалом плечи, Сергей, не долго думая, сам взялся за кирпичи и мастерок. И построил дом, в котором они и сейчас с супругой живут! Этот дом стал его визитной карточкой и рекламным баннером. Поработать каменщиком его стали звать соседи и знакомые. Так, строя другие дома, Сергей заработал на отопление и внутреннюю отделку своего. Чтобы все успеть, он, пренебрегая всеми нормами, отрабатывал в месяц двойную норму полетов, а потом получал месяц отгулов и строил дома. Когда от строительных заказов не стало отбоя, Сергей вышел на пенсию. В 31 год. И стал строителем. Его руками построены дома в Сергиевской, хуторе Нижнем, Краснодаре.

Пока жили и наживали, да детей на ноги ставили, творческая душа офицера в запасе Федянина пребывала в спячке. Разве развернешься, когда надо свое место под солнцем окучивать?

Летчик, строитель… учитель

Но дети выросли. Каждый год в теплице при доме к 1-му мая созревает молодая картошечка, а в погребе — грибы. Есть машины, строится дом для дочери и ждет своей очереди участок для сына. Оглядываясь назад, Сергей с гордостью понимает, что все сделал правильно, что все удалось. Вспоминает с благодарностью друзей и родных, от которых он так много перенял.

- От каждого из тех, с кем меня сводила судьба, я брал что-то хорошее. А теперь хочу и сам делиться тем, что знаю и умею.

Простой сергиевчанин Сергей Федянин, трудом завоевав свое место под солнцем, чувствует необходимость помочь и другим это место обрести. Как? Научить летать, строить и... танцевать.

Сначала Сергей Владимирович задумал открыть в станице бесплатные обучающие курсы для местных ребят. Он может научить их класть кирпич, выращивать грибы. Кто захочет, может и заплатить за такое обучение, деньги тогда пойдут на благое дело — Дом культуры.

Мы и построить Дом культуры сможем! - уверенно заявляет Федянин. Сомнений в его словах не возникает: такой построит.

Творческая и деятельная натура Сергея Федянина не позволяет ему спокойно смотреть на то, что в станице нет нормального Дома культуры. Он готов внести свой вклад, предоставить свои руки профессионала. Пусть это и слишком сложный и дорогостоящий вопрос, Сергей Федянин, привыкший все делать своими руками, знает, любое дело спорится, если за него как следует взяться. И тогда в станице вновь может появиться кружок бальных танцев. «Ведь был когда-то!», - с горячностью заявляет Федянин, проникшийся красотой искусства бального танца.

- Я истинный патриот Сергиевской, - теперь уже безо всякого апломба добавляет Сергей Владимирович. Патриотизм – его гражданская позиция. Желание безвозмездно научить молодежь тому, что он умеет сам – его вклад в дело воспитания молодежи.

Сергею Владимировичу обещал помочь его тезка — Сергей Анатольевич. Басеев. Ведь для обучения ребят потребуется помещение и прочие организационные тонкости, и тут-то без местной администрации не обойтись. И пусть обучение азам строительства и грибного дела не даст ученикам «корочки», они получат реальные знания. Дальше - не ленись и работай.

Сейчас этот проект находится на стадии поиска желающих. Исходя из их количества, будут искать помещение и так далее.

Снова в небо

Дело хорошее, но и его Федянину оказалось мало. Пусть он стал строителем и с удовольствием копается на грядках, его зовет небо, которое как было в крови, так и осталось. Был у Сергея Владимровича недолгий период, когда он преподавал летное дело в частной школе Кранодара. С того времени у него остались учебные пособия, по которым и сейчас можно преподавать ребятам теорию полета.

Так-с, добавим к строительству и грибам еще и летное дело.

- А, собственно, почему бы и практику не ввести? - подумал Сергей Владимирович. У него самого допуска к полетам уже нет, но есть друзья, которые до сих пор летают! Например, Николай из Тюмени. Действующий летчик, работающий в системе ДОСААФ. С управляемого им самолета прыгают с парашютом. Допуски позволяют ему быть пилотом-инструктором для желающих почувствовать, каково это — управлять самолетом.

Телефонный разговор с далекой Тюменью вышел весьма прагматичным.

- Самолет сможешь пригнать?

- Смогу.

- Ну, договорились.

Самолет? В Сергиевскую? Это может показаться утопией, но лишь на первый взгляд. Взлетная полоса в станице есть. По этой полосе много лет назад взлетал в небо самолет, управляемый молодым летчиком Краснодарского авиаотряда Сергеем Федяниным со средствами химобработки на борту. Сейчас участок со взлетной полосой входит в фермерское хозяйство Валерия Чуба. На вопрос своего земляка Федянина Чуб ответил, что полосу для взлета выделит, а вдобавок и поле с кормовыми травами для посадки парашютистов.

Дело за малым – найти желающих. Тюменский самолет с летчиком и инструктором по прыжкам с парашютом должен прибыть на сергиевскую землю в середине июля. Чтобы работа специалистов и расход топлива оправдали себя, нужно около четырехсот человек желающих. Цена вопроса - около 4-х тысяч рублей. В цену войдут обучение и прыжок.

У Федянина глаза горят: он даже не представляет, как можно не захотеть взмыть в небо на крылатой машине, а потом парить над землей, держась в стропах парашюта. И для этого не надо ехать куда-то, искать клубы. Все будет рядом, в станице Сергиевской.

Летчик и строитель, огородник и танцор, поэт и просто неравнодушный человек Сергей Федянин уверен, что все у него получится. А пока суть да дело, можно и над рукописью поработать. Той, в которой он в форме сценария для сериала изложит свои приключения в небе и на земле, а главную роль будет писать под Хабенского. Эх, где наша не пропадала!

Фото из личного архива

P.S. Еще кружочек!

Как и Сергей Федянин в своей жизни, так и я в рассказе о нем никак не могу поставить точку. В памяти плотно засели байки летчика и строителя, так мастерски рассказанные, что я как будто стала зрителем, а не слушателем. Одну из них расскажу. Теперь, за давностью лет, это сделать можно.

Приобщать к небу своих близких Сергей Федянин стал давно. По стопам отца и деда свою жизнь с авиацией связала дочь Вета. Она – самая настоящая бортпроводница. В спутники жизни она выбрала себе авиадиспетчера. Но если с дочерью все понятно: куда ей было деваться, когда в доме только и разговоров, что о небе, то «заразить» небом отца жены…

- А Сережка ди? – спрашивал тесть Федянина Николай Иванович, попивая чай на кухне дочери. В те годы Николай Иванович работал водителем на тяжелой технике, и несколько недель его рабочий маршрут проходил по трассе М-4 «Дон». Как тут не заглянуть к дочери и внукам? Светлана, на отцовский манер балакая, отвечала:

- Лета.

Ну, я тади поиду, с ним зроблю пару полетив - заявлял Николай Иванович и садился за баранку. Ехал к стоянке самолета и поджидал зятя. Завершив очередной полет и увидев припаркованный в поле большегруз, Сергей подходил к тестю:

Здоров, бать.

- Как дела, Серега? – спрашивал тесть.

- Хорошо, бать. – Отвечал зять. И, немного помедлив, добавлял:

- Может, полетаем?

Тесть только этого и ждал.

- Ну, разве пару полетив.

Полет за полетом, тесть и зять опыляли поля. Держа штурвал на месте второго пилота, тесть был бесконечно счастлив. А Сергей вспоминал тот день, когда отец в фуражке набекрень ворвался в квартиру – счастливый, возбужденный, только что вернувшийся с неба и принесший это небо – седьмое, не иначе - с собой в дом. С тех пор желание летать у Сергея в крови.

Полеты зятя с тестем продолжались, пока у Николая Ивановича не закончилось задание по грузоперевозке. Тесть до того отшлифовал свое мастерство в полете, что зять ему предлагал: «Папа, вас уже можно во вторые пилоты вводить». Ритуал, начинающийся со слов «А где Серега?» свято соблюдался всеми участниками: и тестем, и молодоженами Федяниными.

Сергей Федянин знает, как выглядит горизонт сквозь стекло летящего самолета и как от полета поет душа и словно крылья растут. Это и есть седьмое небо.

Добавить комментарий


Защитный код
 Обновить

Корвести ТВ

Корвести ТВ

VK
FB
ОК
TW