Электронная подписка на газету «Кореновские вести». Полгода всего за 300 рублей! Подписчикам ноября — бонусы и подарки! Получай "районку" на "электронку"!

Я читала материалы уголовного дела по обвинению Федотова Родиона Трофимовича в совершении преступлений, предусмотренных  статьей 132, частью 4, пунктом «б» УК РФ.

Для тех, кто не знает,  поясню: статья  эта рассматривает преступления, совершенные в результате насильственных действий сексуального характера. А деяния, предусмотренные частями 2-5 этой статьи, являются особо тяжкими преступлениями.  Пункт «б» еще более усугубляет вину  Федотова, так как  речь в нем о насильственных действиях сексуального характера,  совершенных в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, а если уж совсем точно — в отношении двух девочек пяти и шести лет.

Я читала обвинительное заключение, где в показаниях свидетелей и самого обвиняемого бесконечно повторялись гнусные подробности  его так называемых деяний, и тошнота подкатывала к горлу.  Хотелось  вымыть руки и забыть все, что творил с маленькими девочками этот мерзавец. Порой, когда я читала откровения свидетелей, меня охватывала нешуточная злость. Как же взрослые люди могли быть столь беспечны и равнодушны? Вопрос не праздный, не риторический. Но по размышлении поняла: а винить-то вроде и некого. В своих показаниях мужчины, жившие с Федотовым по соседству, работавшие с ним, однообразно повторяют: никаких сексуальных отклонений за Федотовым не замечал. Женщины постарше отмечают его веселость и общительность. Молоденькие женщины - мамы пострадавших девочек - признавали на следствии, что Федотов норовил их  задеть, потрогать, погладить. Но,  судя по всему, принимали такое «мужское внимание» как должное. Никто общения с Федотовым не прекратил.

И опять я задавалась вопросом: почему? И никакого другого ответа, кроме как: такое поведение, такие отношения стали нормой - я не находила. То, что Федотов - человек распущенный, с грязным воображением, совершенно аморальный - понятно. Но женщины: Зинаида, с которой он жил, молоденькие мамы и умудренные жизнью бабушки пострадавших девочек - неужели они не понимали, что Федотов порочен? А если понимали, почему продолжали общаться? Ответ, который напрашивался, был неутешителен не только для этих женщин, для всех нас.

Как-то незаметно для большинства, постепенно, но достаточно быстро разрушились в общественном сознании нравственные барьеры. Не сами разрушились. Много сил и стараний было приложено, чтобы сокрушить нравственность бывшей страны Советов. Художественные фильмы определенной направленности, книги, публикации в газетах и журналах, многочисленные ток-шоу, заполонившие все телеэкраны, довольно быстро сделали свое грязное дело. Как грызуны в сыре, проели дыры, пробили бреши в нравственном сознании: отменили стыд, сняли запреты. Вдруг оказалось, что все можно! Все разрешено! Абсолютно все. Рухнул железный занавес, и сексуальную революцию, как чуму, занесла к нам «продвинутая» Европа. Она-то уже отболела бунтарской вседозволенностью и теперь пожинала ее плоды -   тихонько гнила, сдавая один за другим остатки нравственных бастионов: разрешила жениться мужикам друг на дружке, а педофилам объединяться в партии,  сквозь пальцы смотрела на бордели, где резвились зоофилы и всякие прочие «филы». На фоне этой европейской вседозволенности наши нравственные постулаты смотрелись смешно, и нам на все голоса доказывали смехотворность и замшелость таких понятий, как нравственность и мораль.

И мы сдали крепость. Практически без боя. Потому что катиться вниз значительно легче, чем карабкаться вверх. Мы и покатились. Все вместе покатились. И те, кто отменил для себя стыд, и те, кто этот стыд еще сохранил. Потому что, как верно заметил В.И. Ленин, жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. И вот результат: теперь мы все барахтаемся в одной зловонной луже грязи. Все. И ответственность за происходящее, в том числе и за этих пострадавших девчушек, несем мы все, потому что смирились, потому что допустили грязь стать нормой. Конечно, пока мы еще не дошли до общественного признания педофилии, и Федотова за насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетних, слава Богу, судят. Но в Европе тоже начиналось вполне невинно -  с отношений, не освященных браком, со свободной любви, а заканчивается вон чем...

Поэтому нечего удивляться тому, что случилось. Виной всему - ставшая привычной и будничной неразборчивость связей,  вседозволенность, именно они  и стали  питательной средой, взрастившей Федотова.

Две соседские девчушки - пятилетняя Оксана Степанова и шестилетняя Маргарита Дмитриева - все лето 2014 года играли вместе на улице. В их играх часто принимал участие  семилетний мальчик из дома напротив — Вадим Глебов. Жил Вадим вместе с мамой Зинаидой  Глебовой и «папой» Родионом. По требованию матери мальчик называл ее сожителя папой, хотя свои отношения  Родион и Зинаида не регистрировали, отцовства над сыном Зинаиды Родион не оформлял.

Позже в своих показаниях Зинаида Глебова расскажет, что познакомилась с Родионом через общих знакомых года четыре назад. После знакомства они начали встречаться,  практически сразу стали сожительствовать. Со своего хутора, где Родион зарегистрирован, он переехал в станицу, как говорят на Кубани, в приймы. Ничего зазорного в этом нет: ну, встретились люди, полюбили друг друга, стали жить вместе. Да вот только жили они не в законном, а в гражданском браке. Но кого же сейчас этим удивишь? Думаю, не ошибусь, если скажу, что каждая вторая семья не узаконивает свои отношения. Так проще. Быстренько сошлись, быстренько пожили, а не получилось - разбежались. И имущество делить не надо. Конечно же, так жить проще. Но эта простота из разряда той, что хуже воровства. И не замечают люди, как обкрадывают сами себя. Имущество, конечно, сохраняют. А вот душу... 

Такие скороспелые союзы так же быстро рушатся, но на развалинах старых отношений смело строят новые, такие же непрочные, такие же скороспелые. Женщины легко идут на облегченные отношения, хотя именно женщина в так называемом «гражданском браке» совершенно не защищена. Почему женщины соглашаются? Так все же можно! И не просто можно, а еще и оправдано. Откройте любой журнал, где пишут про «это», включите телевизор, и вам расскажут и покажут, что добрачные отношения — это полезно, это удобно, практично, это  способ проверить свои чувства перед заключением брака. О том, что добрачные отношения могут и не стать брачными, советчики говорят скороговоркой или не говорят вовсе.  Хранить девушкам чистоту до  замужества теперь вообще не модно. Даже стыдно как-то. Теперь напротив модно менять партнеров, чтобы быть продвинутым и в тренде. Но давайте признаемся себе: как ни назови грязь — хоть модным трендом, хоть  конфеткой, хоть розочкой — а только грязь грязью и останется... За  псевдосолидной фразой «гражданский брак» современные люди прячут то, что испокон веку в правоохранительных органах  называлось  - в отличие от законного брака - сожительством, в церкви - грехом, а в народе — распутством. Если не сказать жестче. Не случайно же Федотов оскорбительно отзывался о женщинах вообще. Пользовался ими, но не уважал. Даже такой порочный тип - и тот понимал, что именно женщина допускает такие отношения и опускает себя. 

Кстати, на улице, где случилась эта мерзкая история, живут по соседству несколько семей, которые оказались втянуты в эти  события. И какую семью ни возьми — с удручающим однообразием повторяются одни и те же  обстоятельства:  вроде бы семья, а копни глубже — сожительство. У сестер и братьев разные отчества, разные фамилии. Никто никому ничем не обязан. Вот и Оксану Степанову, ставшую в свои пять лет фигуранткой уголовного дела (!), ее мать Раиса Степанова родила без  законного мужа, да и сама выросла в семье, где трое детей, и у всех — разные отчества.  И что бы  ни говорили «добрые» люди, как бы ни вступались за «несчастных» женщин, как бы ни заклинали: да у них никак не складывается личная жизнь... да они же ищут личное счастье, бедолажки... и никак его не находят... не везет... - не убеждают эти причитания. Давайте наконец-то перестанем врать друг другу!  Давайте называть вещи своими именами: розу - розой, а грязь - грязью. Счастливая личная жизнь у этих «невезучих» не складывается сейчас и не сложится никогда, потому что неразборчивы  в выборе отношений, потому что легкодоступны, особенно под водочку, потому что  спят с кем попало, от кого попало рожают детей. Да  и черт  бы с ними, со взрослыми тетками, они сами выбирают свою судьбу, хотя не так давно они тоже были маленькими девочками, которых никто не научил ценить чистоту. И вот они выросли, и теперь от их неразборчивости страдают  их собственные дети, ни в чем не виноватые. Новые маленькие девочки стали заложниками  этой нравственной нечистоты, этой грязи.

Итак, четыре года назад на улице, где жили с мамами Оксана Степанова и Маргарита Дмитриева,  появился  Родион Федотов.  По словам сожительницы Федотова   Зинаиды Глебовой —  Родион - не муж, а золото. «Молчаливый, спокойный, добрый, жалостливый, участливый». Понять Зинаиду можно. Покрывает она своего сожителя: какой-никакой, а  все мужик в доме. Правда, в своих показаниях Зинаида вынуждена признать, что выпивший Родион, если его еще и подзавести,  становится вспыльчивым и агрессивным. Так ведь это ж когда выпьет... А уж как детей-то любит!  Особенно маленьких соседок — Маргариту и Оксану. И денег им давал, и конфетами угощал, и мороженое покупал. 

Возможно, восторги у Зинаиды несколько поубавились бы, знай она, как отзывается о ней ее сожитель. Об этом  в своих показаниях рассказывали соседи. Так, Игорь Ильин — сожитель  Виолетты Дмитриевой - матери шестилетней  Маргариты  (напоминаю, второй фигурантки уголовного дела)  -  показал: «У Федотова проблемы с алкоголем, часто он напивался вместе с Зинаидой, после чего между ними происходили пьяные ссоры, выяснение отношений. В состоянии опьянения Федотов становился неадекватным, агрессивным. Помимо этого у Федотова явные сексуальные отклонения. Он мог открыто с посторонними лицами обсуждать подробности интимной жизни с Зинаидой, рассказывать, в каких позах и как они занимаются сексом, комментировать в грубой форме особенности ее фигуры. Вообще у него  имелось какое-то нездоровое, неуважительное отношение к женщинам, все девушки для него были  «тварями». Кроме того, его влекло  к несовершеннолетним девушкам. Несколько раз мы ходили вместе в магазин за покупками и, встречая девочек лет 15-16, он в грубой форме обсуждал их фигуры, говорил, как бы он хотел  поиметь их. К дочери  Дмитриевой  Федотов относился подозрительно хорошо, нахваливал ее, говорил, что Маргарита - ему хороший верный друг».

Ильин — всего лишь сожитель,  понятное дело,  не родной отец. И по большому счету, ему  было все равно, что происходит с девочкой. Оценив отношение Федотова к Маргарите, как «подозрительное», он ничего не предпринял. Хотя  взрослый, вменяемый мужчина должен был задаться вопросом, какая такая дружба может быть между сорокалетним мужиком и шестилетней девочкой? Внимательный отец непременно бы заметил, что чужой  сорокалетний мужик таскает его дочь в свой сарай и поинтересовался, зачем? И  расспросил бы ребенка. Но не задался, не расспросил. 

Что уж спрашивать с сожителя, когда родной отец второй потерпевшей - Оксаны Степановой — Иннокентий Кошелев - пребывал в неведении.  Он сообщает следствию:  «С Раисой  Степановой у меня сложились фактически  брачные отношения. У нас двое общих детей — Оксана и годовалая Валентина. Бывая в гостях у Раисы, я видел, что по соседству  с ними живет Федотов Родион с сожительницей. У меня сложилось впечатление, что он обычный мужчина...». 

Странно, что впечатление у этого заботливого  отца вообще сложилось. Если родной папа называет отношения с матерью своих дочерей «фактически брачными» и только захаживает к детям в гости, откуда ж взяться впечатлениям, тем более основательным? И вообще откуда ему знать, чем занимаются дети, кто за ними приглядывает и приглядывает ли, если он сам в семье — гость. И до нравственных ли оценок Федотова  ему! В свою очередь Раиса Степанова, мама  пятилетней Оксаны Степановой, рассказывает: «Федотов как-то предложил мне напоить его сожительницу Зинаиду и устроить секс втроем. Часто, проходя мимо, он мог прикоснуться, погладить, как бы невзначай, грудь или ягодицы...».

Ну, совершенно обычный мужчина (по терминологии сожителя Раисы)  щупает чужих жен, склоняет  к групповушке... 

Мать Раисы Полина Степанова (та самая, у которой трое детей от разных отцов)  добавляет: «Сам по себе Федотов казался человеком общительным, веселым, обходительным с женщинами. При встрече мог обнять, поцеловать в щеку. Однако у него имелись проблемы с алкоголем. Когда Федотов выпивал,  то жаловался мне на Зинаиду, ревновал ее, говорил, что он не удовлетворен в сексуальном плане, что она часто не исполняет свой супружеский долг... Я его успокаивала, говорила, что ему лучше уйти от Зинаиды, ведь то, что они ругаются и даже дерутся, ненормально.  Каких-либо сексуальных отклонений в поведении Федотова я не замечала». 

Виолетта Дмитриева — мама потерпевшей маленькой Маргариты  -  рассказала, что «Федотов проявлял к ней, Виолетте, интерес, предлагал бросить мужа и остаться с ним, Федотовым, так как у него к ней чувства. В состоянии алкогольного опьянения он мог за столом  при всех рассказывать о своей сексуальной жизни с Зинаидой. Он всегда проявлял интерес к моей дочери,  покупал ей сладости, давал небольшие суммы денег, она часто проводила время у Федотова дома». 

Даже из этих показаний ясно, что и насильник, и родители  девочек не раз собирались за одним столом, выпивали, выслушивали пошлые пьяные откровения Федотова, женщины терпеливо сносили его щипки и поглаживания. Возможно, им даже и нравилось такое проявление внимания со стороны симпатяги соседа.

А сосед тем временем водил малолетних Оксану и Маргариту в сарай и развращал малышек. Я не буду рассказывать, что он проделывал с ними, что заставлял  делать их  — это омерзительно. Девочки, возвращаясь из сарая, испуганно молчали: «веселый и обходительный» дядя Родион грозил малышкам убить и родителей, и их самих, если они расскажут  взрослым, чем он занимался с ними в сарае.

Девочки замкнулись, часто плакали, а  Оксана Степанова однажды не выдержала и рассказала маме про  сарай и «доброго» дядю, но мать не поверила дочери. И только месяцы спустя, когда поведение девочки стало совсем уж странным, мать забила тревогу,  вспомнила тот, первый, разговор с дочерью, поделилась своими подозрениями с Виолеттой Дмитриевой, матерью Маргариты. Расспросили детей и, шокированные услышанным, отправились в полицию.

Наконец-то!

Насильника остановили,  будем надеяться, что на дальнейшей жизни маленьких Оксаны и Маргариты случившееся никак не отразится. Федотов ответит за  содеянное, так как экспертиза признала его вменяемым. Но осталась грязь. И наше терпимое отношение к  моральной нечистоплотности — тоже осталось. И как, какими словами, какими поступками пробудить стремление к нравственной чистоте? Не знаю. Но возможно,  эта история одного уголовного дела хотя бы кому-то послужит уроком.

По этическим соображениям все имена и фамилии изменены.

Благодарим за помощь в подготовке материала следственный отдел по Кореновскому району следственного управления следственного комитета РФ по Краснодарскому краю.

Добавить комментарий

Защитный код Обновить

О нас

Сайт общественно-политической газеты "Кореновские вести" Кореновского района Краснодарского края зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (РОСКОМНАДЗОР),
cвидетельство ЭЛ № ФС 77-69814 от 29.05.2017

Форма распространения - сетевое издание

Территория распространения - Российская Федерация, зарубежные страны

Учредитель - общество с ограниченной ответственностью "Редакция газеты "Кореновские вести"

Язык - русский

Контакты

+7 (86142) 4-11-61
+7 (86142) 4-13-36
korvesti@mail.ru
353180, Краснодарский край г. Кореновск, ул. Красная, 83
------------------
+7 (86142) 4-47-38
Служба новостей
------------------

e.megaindex.ru/ Яндекс.Метрика

Экстренные службы

Телефоны