Войти Регистрация

Такой обычный рейд

Рейд

«Нива» послушно катит по дорогам района, выхватывая из плотной темноты январского вечера мелькающие в свете фар голые деревья, придорожные столбики и редкие проплешины снега в пустых полях.

Уютно в полутемном салоне, и задремал бы обязательно, кабы не услышал в мирном допрежь того разговоре попутчиц, сидевших на задних сиденьях, внезапно зловещую пугающую фразу: «Помазать лоб зеленкой»…

Впрочем, все по порядку, не будем нервничать, как говаривал герой Георгия Буркова из советского детектива. Чего ему, герою Буркова, нервничать – он-то уж точно всех ему назначенных по сценарию преступников переловит.

А мы, позвольте вам сообщить, находимся сейчас на серьезном задании – совершаем рейд группы муниципального штаба по охране общественного порядка, не хухры-мухры…

Так называемому «детскому» Закону Краснодарского края «О мерах по профилактике безнадзорности и правонарушений» уже более 5 лет. Разумеется, мы неоднократно писали о том, как выполняются мероприятия по реализации требований закона, но все же будет нелишним напомнить приоритеты «детского» закона, повторенье – мать ученья: без сопровождения родителей дети не должны находиться в общественных местах с 22 часов до 6 часов, моложе 14 лет – и того раньше. Запрещена также продажа алкогольной и спиртосодержащей продукции, пива и сигарет несовершеннолетним; детям до 16 лет запрещено находиться в игорных и эксплуатирующих интерес к сексу местах.

Согласитесь, совершенно естественные и необходимые требования. В реализации требований закона принимают активное участие жители района, в частности, осуществляя работу рейдовых групп муниципального штаба по охране общественного порядка, выявлению лиц, распивающих спиртные напитки на улицах и в общественных местах, совершающих противоправные деяния, хулиганство, в том числе выявление несовершеннолетних, нарушающих требования «детского» закона.

Дорога в Бураковку

Перед началом рейда, как обычно, инструктаж, который проводит ответственный дежурный штаба Татьяна Супрунова, начальник отдела по социальным вопросам администрации. Напоминаются правила техники безопасности, выдаются маршруты-задания рейдовым группам. Наша рейдовая группа – это старшая группы Ольга Шульга, ведущий специалист отдела по вопросам семьи и детства администрации района; и члены группы – Елена Шустрова, старший инспектор отделения по делам несовершеннолетних; Ольга Тур, специалист по социальной работе; и я – представитель вашей любимой газеты.

Нам предстоит посетить двоих подростков в хуторе Бураковском, проверить учреждения культуры и объекты розничной торговли в хуторе Бураковском и ст. Раздольной, а также проверить работу рейдовых групп этих поселений.

И вот замелькали по обочинам, впрыгивая стремительно в конус света от фар, голенастые по зимнему сезону деревца, под мерный рокот мотора полились неторопливые разговоры участниц рейдовой группы – о своих подопечных, разумеется. Вспоминаются, конечно, самые примечательные случаи.

Правильный мальчик

– Представляете, он такие правильные слова говорит! Если не знаешь – непременно удивишься: «Да как может такой мальчик – умненький, рассудительный – состоять на учете в инспекции!» Честное слово, я сама заслушивалась, хотя знаю его не первый год. «Надо хорошо учиться, образование в наше время, Елена Юрьевна, имеет очень большое значение. Сначала школа, потом институт…» Представляете, это не я ему, а мне говорит 12-летний оторва!

– Он что, издевается?

– Да вроде нет, не может он еще понимать, что такое сарказм. Просто, наверное, память очень хорошая, вот и говорит то, что от нас же и слышал.

– А поступает согласно своим «заветам»?

– Да где там! – мать у них, что называется, выпивает, мальчику порой не до школы, прокормить бы как-нибудь себя и сестренок… Да мальчик вообще-то неплохой, добрый. Мы ему выхлопотали путевку в летний лагерь…

– Да уж, если родители пьют, трудно ожидать хорошего воспитания… И что удивительно: никому такие дети не позволят сказать плохого слова о своей матери! Так любят их, непутевых… Мне кажется, наши дети, благополучные, – таких чувств не проявляют, заботу матери о них принимают как должное…

– Да нет, в любви таких, в сущности, брошенных детей к своей непутевой матери есть все-таки что-то неправильное, болезненное, и отрицательные эмоции, накапливаясь, могут все же такую истеричную любовь разрушить, обратить в ненависть… Это я вам как психолог говорю. Помолчали, взгрустнув. Но и ненадолго все же – каждой хочется рассказать о своих трудных, но все-таки дорогих подопечных. Я заслушался.

Дело о расстреле

И заснул бы всенепременно (имею право – на месте пассажира пригрелся), да услышал краем уха этот леденящий душу обрывок фразы: «…помазать лоб зеленкой…» Мы-то с вами, дорогие читатели, знаем по фильмам и детективным романам, что сие означает: бедняге-«помазаннику» влепят в лоб девять граммов! Неужели эти милые женщины сейчас расскажут о… расстреле?! Да к тому же малолетних, да в наше время!?!

Не повезло. Дело оказалось в следующем: мамаша одного из подопечных приспособилась названивать инспектору по делам несовершеннолетних по любому поводу, а чаще вообще без повода – то попросит посидеть с детьми на время ее гулянки, то свозить в больницу… Вот и бежала бедный инспектор на другой конец станицы – мамаша-то подобной ответственности не приемлет. И вот в один прекрасный день сообщает: сын упал, разбился. И баста. И бросила трубку. А что передумала в тревоге инспектор по дороге неблизкой, можете себе представить! Это теперь смешно, поскольку царапина на лбу оказалась пустяшной, обошлись зеленкой…

– Вот так я и «скорой помощью» поработала! – смеется рассказчица. – А что же делать – жаль их, неухоженных, практически брошенных…

– Зато под Новый год такая нерадивая мамаша звонит: чего, мол, мне всего три подарка вручили, а не пять!? И не втолкуешь ей, что количество подарков ограничено, это вообще добровольные пожертвования наших спонсоров, и слава Богу, что они есть. Обидно услышать необоснованные претензии вместо слов благодарности, надеюсь, дети такое не слышат…

– Лишь бы детям было хорошо…

Хуторской «мачо»

Так за разговорами и приехали в Бураковку. В сельском Доме культуры в просторном фойе – теннисный стол, сражение в пинг-понг в самом разгаре. Сражаются два парня, группка других хуторян, в числе которой среди молодых людей и две женщины, – в ожидании своей очереди. Приветливая работница администрации Наталья Ващенко нас одних искать во тьме ночной нашего подопечного не отпустила, отправилась с нами провожатой.

 Сражение в самом разгаре

И верно, на темных улицах хутора нужный адрес нам самим найти было бы трудно. По дороге Наталья Николаевна рассказала вкратце о нашем несовершеннолетнем подопечном.

– О, это наш мачо! Любимец девочек, он себя, мне кажется, так и позиционирует. Да вы сами увидите! Учится в училище, на водителя. Качается, конечно, но, похоже, спортом он занимается без фанатизма – и курит, и на учет-то поставлен после задержания в пьяном виде…

На лай собаки вышел к нам молодцевато сам мачо – в спортивном костюме, разумеется. Действительно, высокий, крепкий парень. Скоро 18 стукнет – летом.

– До совершеннолетия-то закончишь училище? И потом куда?

– В армию, конечно. Да я с удовольствием пойду!

– А плоскостопием или еще чем-то не страдаешь?

– Это я-то!? (Действительно, здоровенный приосанившийся парень – да как мы могли такое подумать?!)

– Саш, а почему именно шофером хочешь стать?

– Так я уже имею права тракториста-машиниста…

Что ж, это обнадеживает. Ольга Викторовна и Елена Юрьевна при этих словах приободрились, задали еще немало вопросов подопечному. Всего разговора привести не имею возможности, скажу лишь, что наблюдал в процессе беседы, как заметно потеплел вначале весьма ершистый парень, и разговаривал уже охотнее. Но все же не удержался от слегка хвастливого описания задержания его собственной персоны после возлияний на проводах друга в армию:

– Меня пятеро ментов забирали!..

– Что ж, будем надеяться, что избавится Саша от этой подростковой наносной залихватской шелухи, возьмется за ум, женится, детей нарожает и будет воспитывать, работать будет. На кого же еще, если не на таких вот парней, и надеяться России… – мечтали женщины, когда мы поехали по второму адресу. И никто при этих словах не хмыкнул недоверчиво, даже я, честное слово…

Малолетний вандал

Подъезжаем по искомому адресу. В окнах темно, и лишь через некоторое время выходит дядечка в маечке.

– Надо же – почти трезвый, – удивляется наша провожатая, – нам явно повезло! Впрочем, везение на этом закончилось – дядечка объяснил, что мы припозднились – все уже спят (это в девять-то часов!). Хозяин работает в ЗАО «Кореновское», дом добротный. Общее впечатление от усадьбы – благоприятное. Расспросив недолго главу семейства о мальчике и получая всякий раз односложные неохотные ответы: «Проследим», «Объясним», «Воспитаем» и т.д. – порешили не морозить далее хозяина.

А мне жалко, что не увидел вандала – наверное, это огромный могучий волосатый детина с большим обоюдоострым топором в ручище и в шлеме с рогами.

– Да что Вы! Это 12-летний мальчик. И вандализм его в том, что играли с другом на кладбище и уронили крест.

– А зачем такого ставить на учет?

– Все не так однозначно – это не просто детская шалость, это хулиганские действия, проявление недопустимого, варварского отношения, проявление крайнего неуважения к тому, что должно быть свято. Одним словом, вандализм. К тому же свалить крест было не так-то просто – значит, сознательно приложили усилия, и необходимо все досконально выяснить, объяснить мальчишкам ситуацию, пресечь проявления такого поведения в зародыше, в раннем возрасте.

– А мы в детстве кладбища уважали. И боялись! Или, вернее, уважали, потому что боялись… Запуталась совсем! Одним словом, мы в нашем детстве никогда бы такого не сделали!

– Ну, современные дети, кажется, ничего не боятся! Тем более надо с детства воспитывать в них уважение к тому, что у нас традиционно свято. Тем более – уважение к «отеческим гробам»…

В Раздольной все спокойно

В станице Раздольной, следующем нашем пункте дежурства, все спокойно. В здании администрации Раздольненского сельского поселения, куда мы завернули для проверки, рейдовая группа поселения собирается на маршрут, мужчины, как водится, попозировать для фото отказываются, – скромняги. На улицах станицы тихо, объекты розничной торговли, равно как и учреждения культуры, – пусты. Наглядная агитация о приоритетах «детского» закона, а также о запрете продажи алкогольной продукции и табачных изделий – в наличии.

Выявить несовершеннолетних, находящихся в безнадзорном состоянии, ни в хуторе Бураковском, ни в станице Раздольной, к счастью, не удалось, как не удалось и выявить лиц, нагло распивающих спиртные напитки на улицах и в общественных местах, хулиганящих и некрасиво выражающихся, то есть, говоря юридическим языком, совершающих противоправные деяния. Общественный порядок на маршруте, таким образом, обеспечен.

Что, собственно, и требовалось. Как видите, обычный спокойный рейд. Оформив требующиеся документы, старшая группы Ольга Викторовна принимает решение о выезде домой, – да и время дежурства подходит к концу.

Есть женщины в русских селеньях

На обратном пути доблестные дружинницы нашей группы разговорились уже о собственных ребятишках – соскучились, разумеется. А также и о детях – своих подопечных, особенно и не разделяя тех и других.

– А мой до армии был один, сейчас – совсем другой. Раньше-то все заботы о нем воспринимал, как должное, мог и «спасибо» забыть сказать, а теперь – не-ет, заботливый. «Я, говорит, мама, не в каждое свое увольнение приезжать буду». Что, думаю, так? Оказывается, он из экономии, не хочет меня в расход вводить – ну, конфеты там, билеты, то да се… Мужчина вырос!

– Я со своим уроки делала – ну, никаких нервов не хватит! Объясняю, объясняю – как о стенку горох! Кричу в сердцах: «Хочешь так дураком и остаться, да?!» Не выдержала, убежала в кухню, – а вернувшись, обнаружила: сыночка весь в слезах: «Я у тебя, мама, правда, дурачок!?» Сама едва не разревелась: «Да что ты, сыночка, ты у меня самый умненький, это я так, подзадорить тебя…».

– А мой готовить любит. Мы его в пять лет научили готовить селедку под шубой, так он нас закормил этой шубой! Едим да похваливаем. Но однажды заявляет: «Надоела мне ваша шуба! Я пельмени сварю!» У меня так и выпал телефон из рук – оба с мужем на работе, а он там один газ включит... Страшно! Но крепилась! Минут через 40 звонит – пельмени, говорит, вкусные, я и вам сварил - целую кастрюлю. Муж говорит, что он бы не выдержал – прибежал через минуту, кабы знал! Проезжаем хуторок в ночной степи - скупо освещенный, спящий.

- А вот здесь мой мальчишечка живет, жаль, заехать нельзя - поздненько уж. Как-то он там поживает? Мамка его шелопутная в который уж раз замуж выскакивает. И где, любопытно, мужиков-то находят?! Ведь, кажется, поисчезали уже, перевелись они, мужики-то...

При сих словах водитель наш, усталый мужчина среднего возраста, только крякнул недоверчиво, а я поплотнее вжался в кресло, чтобы еще незаметней стать... Да чего там, все верно - опять, «как в годы роковые», все самое трудное, в том числе воспитание детей на плечи женские взвалили. Знаем, они справятся, наши милые мужественные, самоотверженные женщины, с великой любовью и терпением безграничным, не ожидая наград и регалий, будут возиться с детишками, малыми и большими, мчаться на помощь, утирать нос и мазать лоб зеленкой, утихомиривать страсти на майданах и останавливать танки... Что поделаешь, коли, как сказал поэт, «...кони все скачут и скачут, а избы горят и горят»...

Фото автора

Добавить комментарий


Защитный код
 Обновить

Корвести ТВ

Корвести ТВ

VK
FB
ОК