Войти Регистрация

СИНЕГЛАЗАЯ НАДЕЖДА

Не мудрено, что дети верят в сказки. Я помню пышные панычи с мой рост и бабочек-матросиков с ладошку. И если мне посчастливится вдруг очутиться среди высоких ярких цветов и огромных бабочек, то и сейчас я легко смогу поверить в чудо.

Бабочка

Я помню, красивые бабушкины босоножки. Как они завораживающе цокали по тогда ещё булыжной Карла Маркса.

Помню дорожку по Венеры Павленко, ведущую к старой бане, где мы подолгу стояли в длинной очереди за молоком.

Это сейчас, зайди в любой магазин и купи пакет. Нет в одном, через пять шагов другой и третий...

А я помню время, когда была одна большая железная машина, и много людей с бидонами, о чём-то долго и оживлённо беседующих.

И только мы с бабушкой молчим. Потому что она глухонемая.

Отчасти. Кое-что не совсем понятное для чужих она умела говорить. Я же всегда её понимала.

Помню обратную дорогу домой, с полным молока пятиллитровым алюминиевым бидоном. И ту заветную лавку на пол-пути, где мы всегда присаживались отдохнуть, и бабушка давала мне выпить холодного, вкусного молока.

Я часто ночевала у бабушки, хоть мы и жили в одном дворе. Ночью, на воздушной и тёплой перине, с головой укрывшись верблюжьим одеялом, я громко пела «Катюшу».

Бабушка всегда умела понимать по губам. Но ночью, во тьме, разбавленной дрожащим светом уличного фонаря, я не знаю, как, но она «слышала» эту песню. Может, за счёт вибрации воздуха или по какой-либо другой причине.

Но я старалась, пела на совесть. Не пропускала ни одного куплета. А когда слова заканчивались, я начинала песню сначала.

И не важно, что у меня нет ни музыкального слуха, ни певческого голоса, но я пела до хрипоты. Потому что бабушке нравилось. И я старалась изо всех сил.

«Замёрзла, моя лягушка? - «спрашивала» бабушка,- пойдём чайку попьём?» И бабушкин чай из глубоких кружек со снегирями и синицами, перелитый в фарфоровые блюдца и сейчас для меня самый душистый и сладкий чай на свете.

Были у бабушки подруги. Баба Катя, жившая через два дома, и другая, чьё имя я не припомню, тоже глухонемая, лежачая и совсем не умеющая говорить. Мы с бабушкой ходили помогать им по хозяйству: воды наносим, еды приготовим. Иногда мне давали конфету.

Уже давно нет бабы Кати и глухонемой старушки. В их домах живут другие люди. Но я помню туда дорогу, хоть и не помню уже их лица.

Бабушка родилась здоровым пятым ребёнком. Росла послушной девочкой в трудолюбивой семье. Потом случилось несчастье. В пять лет она сильно заболела и совсем слегла. Врач константировал смерть.

В горе отец сам смастерил гробик для маленькой Нади. Были даже похороны. Приходили люди, разделить горе. Пришла и дурочка, живущая неподалёку Ариша Ключиха. Она в тот день как с цепи сорвалась. С нечеловеческой силой схватила гроб и не дала даже отцу с матерью к нему подойти. Кидалась на людей, ревела и всё твердила: «Живая она! Живая! Не надо! Не трогайте её!»

Люди понемногу стали расходиться, не вынося этой жуткой картины. А Ариша коршуном сидела над тельцем маленькой Нади.

«Ложись на бочок, - повернула девочку Арина, - а то неудобно на спине спать». И утром Надя проснулась.

Отнялось всё: ноги, руки, речь, слух. Потом понемногу девочка стала двигаться, но слух так и не вернулся, и речь осталась на уровне пятилетнего ребёнка.

Через пять лет после случившегося началась война. Двое старших братьев так и не вернулись с фронта. Они до сих пор числятся без вести пропавшими. Их портреты и сейчас висят на стене в бабушкиной спальне.

С самого края на старом кладбище есть могила Акулины Матвеевны, бабушкиной матери. Она всегда ухожена заботливыми дочкиными руками. Там нет креста и оградки, их украли и наверняка сдали на металлолом, но прохожие удивляются порядку этой территории и красоте цветущих на ней цветов с ранней весны и до глубокой осени. Даже зимой бабушка ходит на могилу матери: хворост убрать, что с деревьев сыплется, землю погладить, с матерью поговорить. Замуж тридцатилетняя Надя вышла за председателя общества глухонемых Василия. Родила ему дочь и сына.

Дедушка разбился, когда маме было четырнадцать лет. С тех пор красивая Надежда никого к себе не подпускала, замуж больше не вышла. Работала швеёй на фабрике и много лет в колхозе, в садах.

Я люблю бабушкин фотоальбом. Там бережно собраны фотографии разных лет. Прикасаясь к ним, словно прикасаешься к с своим истокам, к своему прошлому. На чёрно-белых фотографиях красивая, молодая Надежда с чёрной, смоляной косой до пояса, опрятная, в белом платье и красивых босоножках. Жаль, что на них не видно синевы её глаз.

Интересная история произошла, когда бабушке было лет восемнадцать. Шли они с сестрой по просёлочной дороге и очень низко над ними пролетел самолёт. Надо заметить, что время было послевоенное, и страх ещё жил в сердцах мирных граждан.

Сестра, услышав гул мотора, испуганно упала на землю, руками закрывая лицо и уши. Тогда бабушка, разозлившись на пилота, кулаком погрозила ему вслед: «Ты гляди, какой! Сейчас я тебе дам! Сейчас я тебе покажу! Лети отсюда!» Девчонки побежали домой, а молодой лётчик посадил самолёт и пошёл за ними следом.

Говорят, даже у отца руки её просил. Но смелая красавица даже выйти к нему не посмела. Вот такая красота! Не то, что коня на скаку, но и самолёт на лету остановит!

И сейчас в свои восемьдесят лет бабушка по - прежнему красива. Она так же греет мои руки при встрече со словами: «Что, замёрзла, лягушечка?» Потом моим родителям, улыбаясь, говорит: «Видите, какая у меня Женечка? Это я её назвала!» И поворачиваясь ко мне продолжает: «Что тебе дать, родная? Может, чего тебе надо?»

Я всегда отвечаю: «Я хочу, чтобы ты жила как можно дольше. Я люблю тебя. Ты мне нужна».

P.S. Как важно в жизни всё делать вовремя. Вовремя просить прощения, вовремя говорить нужные слова. Бабушка не прочитает этот текст. «Я не грамотная, - скажет она, - я ничего не знаю».

Но именно она научила меня ценить и беречь то, что имеешь, быть честной, любить людей и помогать им.

Именно она научила меня жить. Спасибо, родная.

Добавить комментарий


Защитный код
 Обновить

Корвести ТВ

Корвести ТВ

VK
FB
ОК
TW