Войти Регистрация

Следовать промыслу Божьему

– Времена-то какие были – лихие девяностые! Никто о душе не думал, каждый стремился если не быть, то хотя бы слыть крутым, опасным… Не обошло это поветрие и школу.

Отец Виталий

Постоянные конфликты, драки. Мне, естественно, особенно трудно приходилось – как же, верующий, как белая ворона в классе был. Все попом дразнили, когда прознали, что я пономарем в церкви служу. Но обиды я не таю, нет – ведь так и случилось – стал попом.

Дорога к храму

Отец Виталий, штатный священник Свято-Успенского женского монастыря, ненадолго умолкает, задумавшись. Тихая кроткая улыбка блуждает по лицу – детство вспомнить, даже пришедшееся на трудные годы, всегда приятно и волнительно, да и память человеческая так мудро устроена, что забывается тяжелое, неприятное, а помнится в основном светлое, трогательное.

– Что же плохое помнить! Да и одноклассники давно взгляды свои пересмотрели, многие из них стали истинно верующими, меня уважают, детей приучают к вере. Сейчас все изменилось, государство оказывает поддержку церкви. В школах преподают основы Закона Божьего.

– Выходит, с малых лет Вы, отче, готовились стать священником? Как это все-таки произошло? (Допытываюсь, скорее всего, с излишней горячностью – уж слишком необычен этот выбор для людей моего поколения, выбор, и всегда-то не самый простой, а уж в государстве, еще совсем недавно демонстративно дистанцирующемся от церкви, – так и подавно).

– Нет, не все так просто, это же не рядовая профессия, даже глубоко верующий с ранних лет человек никогда не может знать наперед, станет ли он служителем Церкви – нужен промысел Божий. Мои родители были истинно верующими людьми, и меня воспитали в вере. Но стать священником я и не дерзал мечтать в детстве, понимал, что это настолько высокое призвание, которое суждено отнюдь не каждому. Я просто верил, служил в 9-м классе пономарем в церкви Покрова Божьей матери в станице Новотитаровской, где учился в школе. Пономарь – это помощник священника. Конечно, дети на улице, как узнали – стали дразнить. Наша семья на всю улицу одна была верующей…

Родился Виталий Дудин в селе Гуляй-Борисовка Ростовской области, школу заканчивал уже в станице Новотитаровской Краснодарского края. По окончании школы поступил в строительный колледж в станице Динской – учиться сугубо земной профессии строителя. Колледж закончил в 1997 году.

– Никогда не жалел, что учился на строителя, никогда не считал напрасно потерянными годы учебы в колледже. Очень пригодились в жизни эти знания и навыки!

– Но об этом чуть позже. Все-таки основное Ваше дело – служение Церкви, верно? А в школе Вы были обычным мальчишкой – играли, баловались, зачитывались приключенческими книжками о пиратах и мушкетерах, или, напротив, изучали только труды по религии?

Вера – дар Божий

Отец Виталий

– Разумеется, я был не чужд обычным мальчишеским увлечениям, любил и книжки про пиратов, но не это главное. В какой-то период у каждого из нас в жизни наступает момент, когда полностью, кардинально пересматриваешь жизнь, как альбом фотографий. Случился такой момент и у меня. Уже отслужив в армии, недолго поработав на «гражданке», я понял, что должен кардинально изменить что-то в своей жизни. Я понял, что должен перебороть себя, стать на свой крестный путь. Когда люди приходят в храм? По какой причине? От горечи, от беды приходят, ищут духовного окормления. Нужно понять, что вера тебе необходима, иначе ты – духовный мертвец. Яркий пример в христианстве – смерть человека. Для верующего не кончается все со смертью. А для неверующего?! Нужен страх Божий. Не имеющий страха - грешит, и грех свой каждый должен осознать, преодолеть в себе. Так я понял, что мое место – в монастыре.

С 2000 по 2005 годы находился Виталий Дудин в Святоведенской Оптиной пустыни. Это, на мой взгляд, как и на взгляд, наверное, каждого мирянина, – духовный подвиг, подвиг самоотречения. На заре туманной юности, в 22 года, молодой человек, не вкусивший еще как следует прелестей мира, обрекает себя на жизнь монашескую, аскетическую, добровольно отказываясь от соблазнов сияющей молодости! Нет, мне, грешному, не понять ни за что. Это, наверное, потруднее будет, чем отбывание заключения в тюрьме…

По вере вашей да будет вам

– Пустынь – пример духовной жизни. Службы с 2-х ночи до 8-ми утра. – Отец Виталий рассказывает о жизни в монастыре спокойно, без малейшего налета самолюбования, как о чем-то обычном. – Да, наверное, 5 лет молитв – это духовный подвиг. Здесь я почувствовал, что укрепился в вере. Если есть семя веры – его нужно взрастить. Сильно повлиял на меня отец Николай Пипенеев, в монастыре схимигумен Илия, мой духовный наставник. Я готов был уже стать монахом, но Господь решил иначе. У отца Илии – несомненный духовный дар прозорливости, и он направил меня в семинарию. «По вере вашей да будет вам», – часто приводил отец Илия слова Писания.

По окончании Калужской духовной семинарии Виталий принял сан, и по рукоположении был направлен к нам в Кореновск, в Свято-Успенский женский монастырь, с тех пор иерей Виталий Дудин – штатный священник монастыря. Здесь же похоронена и мама Виталия – монахиня Ефимия, почившая в бозе 2 года назад.

– Семь лет уже в Кореновске. Укоренился, – отец Виталий светло улыбается, – меня люди знают, все соседи, родители школьников. В школу часто приглашают. Одноклассники старшего сына – те постоянно спрашивают его: "Когда твой папа придет?"

– Выходит, сыну в школе будет полегче, чем Вам, не станет «белой вороной»?

– Однозначно, отношение к религии со времен моего детства, слава Богу, изменилось. И в школе преподают основы Слова Божия, и отношение родителей и государства к православию изменилось к лучшему.

Ищите прежде царствия небесного

Отец Виталий

Монастырь для мирян – словно другая планета. Каждый день, проходя мимо по улице Красной, взгляд останавливаю на табличке на воротах монастыря. Привлекают внимание также добротные старинного типа постройки монастырского комплекса. А там, внутри, – действительно, загадочная нездешняя жизнь, несуетная, праведная.

– Монастырь – один из самых первых приходов. Как в любом приходе, осуществляются здесь богослужения: чтение акафистов, крестные ходы вокруг храма, воскресная школа. В храме молятся все желающие – и монахини, и миряне. Монахини – по монашескому уставу, с 5-ти утра. Какие же Вам из ряда вон выходящие случаи привести? Все бы вам, газетчикам, из ряда вон… Хотя погодите, было и такое: кража из храма.

- ???

– Да, кража, к прискорбию, была. Это, конечно, неверующие (Бог им судья) – воцерковленный человек такого богохульства не допустит. «Ищите прежде Царствия небесного, а остальное все приложится вам», как сказано в Писании. Мы, священники, прежде всего окормляем духовно, то есть помогаем духовному спасению. Условно говоря, мы – знаки на дороге, направляющие, но не навязывающие свою волю. Священник при рукоположении имеет благодать Божью, и по любви к Богу мы совершенствуемся.

Приходит, бывает, человек: «Спасибо, батюшка, помогли». А я и не помню, что говорил ему, но, видимо, правильно говорил, коли благодарит: «По вере вашей да будет вам».

Гром не грянет – мужик не перекрестится

– Кто Ваши прихожане?

– В основном – это, конечно, пожилые люди. С чем это связано? – Видимо, человек поживший чаще задумывается о душе своей, да и времени у него поболее. В молодости человек стремится к успеху – материальному ли, моральному, строит семью, подчас устремляется в погоню за плотскими удовольствиями… Часто приходят в храм претерпевшие в жизни, потерявшие здоровье, кров или родных, потерявшие порою смысл жизни – ищут помощи и утешения.

Прихожан храма немного – и сотни не наберется, и то по праздникам. Постоянных так и вовсе не более двух десятков. Отчего так – многим трудно решиться на лишения, предписываемые церковью. Сейчас, к примеру, пост – не вкушаем скоромное.

Мы сидим за столом с горячим самоваром и баранками в сказочном дворике отца Виталия: каменные гроты, водопады, фонтаны, море цветов и озеро с рыбками и уточками. Охраняют все это великолепие старинные пушки: поменьше – пиратская абордажная и побольше – крепостная, у колеса пушки – горка ядер. Кажется, сейчас вот развернут пушки в твою сторону лихие флибустьеры и – грянет залп… Вот они, отголоски мальчишеских увлечений! Но об этом чуть позже.

– Получается в точности по пословице: «Гром не грянет – мужик не перекрестится»?

– Да, пожалуй. А что же – русские пословицы не только емки и афористичны, они содержат глубокий смысл.

– Но вы, священнослужители, как-то помогаете процессу привлечения в лоно церкви?

– Я никого не агитирую. Претерпевшие в жизни скорбей приходят сами, в ожидании помощи и направления. Быть воцерковленным – значит поменять образ жизни, соблюдать каноны, ритуалы, посты - это тоже непросто, человек должен сам решиться. А моя агитация, в основном – это мой образ жизни.

– Не жаль удовольствий, соблазнов светской жизни?

– Решение стать священником – это осознанное, мудрое решение. А соблазны… Испивший святой воды – горькую отраву пить не станет, о соблазнах светской жизни даже и не вспоминаю.

Кому церковь – не мать, тому Бог – не отец

– Образ жизни - пример прежде всего для своих детей. У нас с матушкой четверо – Иван, Александр, Михаил и Анастасия, 8-ми, 7-ми, 6-и и трех лет. Надеюсь, верю – дети наши пойдут по нашей стезе, моя матушка Екатерина – преподаватель духовных дисциплин. Свое свободное время посвящаю семье, как оно и должно – иначе дети вырастут своевольными. Мы, соседи, всегда помогаем друг другу, уважаем друг друга.

Жена – мой первый помощник. Я, конечно, в семье, как священник, главный, но с матушкой всегда советуюсь.

– Как относитесь к современным СМИ – телевидение, газеты, радио?

– Смотрю новости, исторические передачи, передачи по археологии. Политикой не интересуюсь, я – священник, меня мало занимает светская жизнь, но хотелось бы, чтобы меньше попадало на экран чернухи, пошлятины. Но для этого каждому из нас надо быть прежде более праведным. Жизнь христианина – это и есть его лучшая проповедь. Я, например, соседей своих никогда не агитировал, я вообще стараюсь никого напрямую не агитировать, но они сами видят мою жизнь – и проникаются пониманием христианских ценностей. Классический пример кротости Христа: осужденный к побиванию камнями, Господь смотрел таким незлобным, детским взглядом, что никто не решился бросить в него камень. Пример жизни – самая эффективная проповедь. Объект нашего внимания – душа человека, а злободневная политика меня не интересует.

– Ну, политика обычно сама является, даже к тем, кто ею не интересуется… О выходке девиц из «Пусси Райот» слышали наверняка?

– Эта выходка, несомненно, – кощунство. Человек должен чтить традиции предков. Как сказано в Писании: «Кому церковь – не мать, тому Бог – не отец». Если дети поносят отца – значит, они его не достойны.

– Местные газеты выписываете?

– Читаю в основном «Кореновские вести». Газета местная, пишет, можно сказать, о моих прихожанах. Мне нравится стиль газеты – серьезный, без малейшей желтизны, чем грешат сейчас, увы, очень многие.

– Как оцениваете взаимоотношения власти и Церкви?

– Современная власть оказывает большую помощь. Разрабатываются проекты возрождения храмов. Например, наш Свято-Успенский монастырь взят под государственную охрану как памятник архитектуры. Это очень существенно! В минувшем году стараниями заместителя губернатора края Галины Золиной отремонтирована полностью крыша монастыря. Отрадна тенденция расширения помощи государства Церкви. Богоугодное дело!

Рукотворное благолепие

Неспешная беседа наша за чашкой чаю длится уже продолжительное время, спохватываюсь, когда отец Виталий взглядывает на часы – до начала службы остается совсем немного. Ответы батюшки проясняют, кажется, практически все заготовленные вопросы. Остается последний, прибереженный «на посошок» и вполне неизбежный для сидящего в таком уютном дворике. Вопрос об этом самом дворике. Прохладой веет от фонтанов, умиротворяюще журчит ручеек, горбатый мостик через ручей так и манит облокотиться на перильца задумчиво над светлой гладью вод и помечтать прихотливо о дальних краях, синих морях и пиратских каравеллах…

– Ну что же, отец Виталий, теперь – о Вашем хобби?

– «Делу – время, а потехе – час», да? Одобряю, коли уж мы с Вами такие любители русских пословиц. Вижу, Вас заинтересовал мой дворик. Да, все сделано своими руками, помогали и жена, и дети, в меру сил. Дети собирали камни, матушка помогала проектировать. Вот и пригодилась профессия строителя! Учась в семинарии, я мечтал о своем доме, часто размышлял, как буду украшать подворье.

В Калужской области, в селе Ильинка, мы, семинаристы, облагораживали источник, красиво получилось. Я вообще люблю природу, часто выезжаем в горы – красота вдохновляет. В первый год начал с водопадика, потом сделал ручей, озеро, рыбок запустил. Идеи – мои, в интернете много советов, но таких двориков точно нет – один мастер никогда не повторит другого. План, изюминка всегда в голове, мостик переделывал несколько раз, пока не получилось, как мечталось. Все сварочные работы – своими руками. Идею и вид пушек подсказали книги моего детства.

– Как-то непривычно: священник, пастырь духовный и – сугубо земное дело, строительство…

– Ничего удивительного, православный священник – это и работник, и слуга церкви. У нас менталитет такой, народ – труженик, и священник трудится. Такое соработничество. К тому же – пример прежде всего для своих детей. Богатырь Пересвет, постоявший за Русь на поле Куликовом, был иноком – монахом. Но и воином, когда понадобилось. На Руси ведь как строились храмы? Все самое лучшее – строительные материалы и мастера, художники и литейщики колоколов, самое живописное место в селении – все это направлялось на строительство храма. Потому что благолепие, красота, созданные своими руками – наше лучшее воздаяние Господу, создавшему прекраснейший мир для жизни человеков. Так же точно богоугодно украшение и благоустройство жилища нашего, наших градов и весей. Это и можно назвать моим хобби – работа по дому, ремонт. Иисус, как известно, был плотником. «Добывать хлеб в поте лица своего»…

Покидаю уютный дворик отца Виталия, чувствуя себя обновленным. «Поговорить с мудрым человеком – как найти источник в безводной пустыне», – говаривали наши старики. Лучше не скажешь.

Фото автора

Добавить комментарий


Защитный код
 Обновить

Корвести ТВ

Корвести ТВ

VK
FB
ОК